«Спасение Украины». Рейтинг темы на российском ТВ

Выпуски новостей государственных телеканалов в марте впервые за несколько лет становятся самыми рейтинговыми передачами и в Москве, и в стране в целом. В общероссийском топе оказалось сразу шесть информационных программ (а в Москве даже семь) и только три развлекательных шоу и один сериал. Самым же популярным телепроектом уже несколько недель подряд остается программа «Время» на Первом канале. Ее сейчас в среднем смотрит более четверти телевизионной аудитории[1] (процент включивших в данный момент телевизор).

Безусловно, такой ажиотаж вокруг информационных форматов связан исключительно с событиями на Украине и прежде всего с присоединением Крыма к России. В прошлом декабре, когда политическая обстановка в Киеве только начала осложняться, у новостных выпусков двух крупнейших государственных телеканалов – Первого и «России-1» – были вполне стабильные показатели. Так, главный информационный выпуск «Вестей» в 20.00 на «России-1» по стране смотрели 11–12 процентов аудитории, программу «Время» на Первом – 19 процентов.

А вот с 1 по 22 марта «Вести» в 20.00 смотрели 16,4 процента общероссийской аудитории, программу «Время» – 23,1. Столь же внимательно зрители следят и за итоговыми программами госканалов – воскресным «Временем», с Ирадой Зейналовой (Первый) и «Вестями недели» с Дмитрием Киселевым («Россия-1»). В марте их показатели заметно выросли, особенно у итогового «Времени», с 15 до 25 процентов национальной аудитории. Все государственные каналы почти непрерывно вещают в режиме чрезвычайной ситуации. На Первом и «России-1» уже больше месяца идут бесконечные специальные выпуски политических ток-шоу. На них аудитория тоже реагирует достаточно активно. Ежедневные новости увеличили свой хронометраж почти вдвое, прежде всего за счет повторов одних и тех же антиукраинских тем. Теперь постоянно смещается время выходов главных сериалов и даже выпусков КВН.

В самом популярном мартовском выпуске вечерних «Вестей» (рейтинг 7,4 процента и доля 18,8 процента, вышел в эфир 10 марта) из 54 минут эфирного времени теме Украины и Крыма было отдано более 45 минут (около десяти сюжетов). У «Времени» пик смотрения пришелся на 17 марта – на следующий день после референдума в Крыму (доля 28,2 процента, рейтинг 11,5 процента). Из 50 минут программы почти 35 были посвящены Украине (девять сюжетов).

Даже с поправкой на сложную политическую обстановку я не могу объяснить, почему уже после того, как свершилось главное событие – Крым стал субъектом Российской Федерации, – нам два часа ежедневно на двух федеральных каналах, которые охватывают все население страны, говорят только об Украине. Это даже в нынешнем контексте ненормально и противоречит здравому смыслу. Понимаю сверхзадачу власти, которая держит в руках и контролирует телевидение. Даже не два, не три общенациональных государственных, но и все остальные, включая частные, каналы. Понимаю, что эта тема волнует россиян. Согласно многочисленным опросам и телевизионным рейтингам показатели итоговых программ резко выросли и даже опережают сериалы и развлекательные шоу. Но ведь и актуальные российские темы не вызовут отторжения у зрителей. Почему бы им не рассказать – проецирую себя на людей, которые формируют информационную повестку дня на телевидении, – о пенсиях в нашей стране, о подготовке детей к ЕГЭ, о предстоящем летнем отдыхе. Скоро я чуть ли не начну скучать по трансляциям съезда ведущей партии.

Выборы президента Украины в новостях российских телеканалов становятся важнее, чем, скажем, строительство домов на Дальнем Востоке, где люди пострадали от наводнения и находятся в бедственном положении, живут в каких-то временных жилищах.

Рейтинги, конечно, не дают ответа на вопрос, согласны зрители или не согласны с увиденным, но они, безусловно, фиксируют большое внимание к теме Украины. Дальше включается логика: во-первых, накручивать, накачивать этой темой информационную повестку дня. Точно так же поступают с сериалами или шоу: если зритель их смотрит, то телеканалы умножают производство этого продукта. Больше, еще больше. Оказалось, что российской аудитории это важно.

Такого не было даже во время российско-грузинской войны 2008 года. Нынешняя ситуация не идет ни в какое сравнение. Грузия – это ведь совершенно другая территория, иная ментальность, а вот Украина – родственники, близкие, знакомые, друзья. Хочу подчеркнуть, что ни Майдан 2004-го, ни война с Грузией, ни даже теракты на Дубровке и в Беслане не выводили вверх в таком массовом порядке рейтинги новостей.

Во-вторых, надо убедить живущих в России людей в том, что только политика наших властей является справедливой и правомерной. В-третьих, необходимо показать гражданам, что у нас мощная страна с сильным руководителем, который не оглядывается на мнение мировых лидеров и злосчастной Америки. Это очень важно на фоне каких-то социальных неурядиц, невысоких зарплат в части регионов, маленьких пенсий, других проблем, существующих у миллионов. Проще говорить о силе страны, о ее влиянии.

Людей, живущих в глубинке, совершенно не волнует, они и не очень понимают, кто такие, условно говоря, Навальный, Немцов, Яшин. А вот то, что «американцы хотят завоевать наш Крым», переживается остро. Мне лично доводилось слышать эту теорию от вполне разумных нормальных людей, с которыми я много лет общаюсь. Это попадает в нерв восприятия событий. И впервые, надо признать, государственная пропаганда оказалась столь эффективной: удалось убедить наших зрителей, что там, на Украине, – враги, бандеровцы, фашисты, предатели.

Ночной выпуск новостей Первого канала был целиком об Украине и только в самом конце появился даже не сюжет, а подводка ведущего о том, что в Воронеже начали отгружать дома-коттеджи для людей, которые пострадали на Дальнем Востоке. Собирали всем миром, всей страной. Казалось бы, это общероссийская новость, ее надо ставить первой, второй, третьей, но не последней.

Практически все сюжеты программы «Время» посвящены только Украине и подаются в весьма агрессивной манере. Есть, правда, «Неделя с Марианной Максимовской» на канале РЕН, но ее охват несопоставим с возможностями двух государственных каналов и примкнувшего к ним НТВ. Их влияние действительно колоссальное.

Беда в том, что по телевизору Украину рисуют исключительно черными красками. Остается надежда – она по-прежнему остается – только на непосредственное общение живущих в России людей со своими близкими на Украине. Чтобы, как говорится, из приватных практик, из первых уст услышать и понять, что на самом деле происходит.

Политический хаос там, конечно, присутствует. Действительно, в той или иной мере на Украине есть и националисты, и раздрай, и череда разнонаправленных событий, хотя не в тех, конечно, пропорциях, в каких это показывает наше телевидение. Но вызывать такое чувство ненависти, враждебности, безысходности?! Само словосочетание «территориальная целостность» не то что не обсуждается – оно даже не звучит. Зачем закрывать все информационное поле одним посылом – «надо спасать Украину». Никто ведь в каком-то значимом масштабе там не кричал «помогите нам, мы голодаем!», «нас убивают!». Почему именно истерия – основная интонация во всех итоговых и дискуссионных программах наших массмедиа?

Впечатление такое, что сейчас все, включая Владимира Жириновского, депутатов, целыми семьями срочно поедут в Крым, в частности в лагерь «Артек». Но кто же тогда будет отдыхать на курортах Краснодарского края, ведь отдыхающие дают местным людям работу, пополняют местный бюджет. Аномальная получилась ситуация. Мне кажется, что кто-то все же должен там, где формируется повестка дня, сказать: «надо останавливаться», «насколько это возможно – возвращаться на прежние рубежи». Иначе, я предполагаю, все происходящее начнет вызывать сначала раздражение, а затем и отторжение. Когда Дмитрий Медведев говорит в новостях – и это показывают первым сюжетом, – что каждый месяц у пенсионеров, живущих в Крыму, должна повышаться пенсия, думаю, что у их сверстников в любой российской области возникает реакция: «Чем я-то хуже?»

borodina-2

Так в конечном счете сформирован образ врага как с одной, так и с другой стороны. Украинское телевидение тоже несет долю ответственности. В большой степени это, конечно, ответная реакция, потому что информационная война началась на российских каналах. Ненависть, на мой взгляд, – это ключевое слово, которое характеризует все сюжеты российских информационных программ об Украине. Причем в компании ВГТРК, особенно в авторской программе Дмитрия Киселева, эта эмоция просто зашкаливает. Поэтому мне совершенно понятно, почему за последнее время люди так резко изменили отношение друг к другу: может ли быть иначе, если изо дня в день час за часом эфире тебе твердят о том, что рядом одни нацисты, предатели и бандеровцы, которые изгоняют людей с их земли, ненавидят евреев, даже отказываются продавать продукты тем, кто разговаривает по-русски… если рассказывают о том, что девушка в Николаеве вышла замуж за русского и якобы за это ее выгнали из института… Как на таких чувствах можно спекулировать? О какой свободе слова можно говорить, если у нас в эфире присутствует только одна точка зрения и никаких других нет? Существует несколько альтернативных средств массовой информации, но их охват аудитории, влияние и объем никак не сопоставимы с мощью федеральных телеканалов.

Есть известный жителям Москвы пример, который касается Марша мира в поддержку Украины и против войны (15 марта). В программе «Вести» автор материала Андрей Медведев, ссылаясь на данные ГУВД, утверждал, что пришли три тысячи человек, как будто своими собственными глазами не видел, что людей было, конечно, многократно больше. На Первом канале о трех тысячах все-таки не говорили, но сказали, что сторонников этой акции было меньше, чем на параллельной у Кургиняна, что тоже, мягко говоря, неправда. Спасибо, что хотя бы реальные кадры показали. Во всех новостях федеральных каналов и на НТВ заявляли, что этот марш направлен против Крыма. Но никто не сказал, что Марш мира – против ввода российских войск на Украину, никто не услышал главного – призывов к миру. Слово «мир» нигде в новостях не прозвучало. Искажение здесь традиционно было очень большое.

В репортаже из Донецка корреспондент приводит данные местной прессы о тысяче митингующих за единство Украины, но площадь вмещает десять тысяч. На мой взгляд, там столько и было. Та же самая история, что и в Москве. Сколько народу вмещают бульвары и площадь Сахарова, которые были полностью заняты сторонниками мира? Уж точно никак не три тысячи человек, о которых нам рассказывали по телевизору.

Многим людям, работающим на государственном телевидении, возможно, кажется, что они проживут пять жизней и их друзья, знакомые и зрители забудут сегодняшнюю информационную войну, забудут, что и как происходило в эфире с помощью этих «телевизионных деятелей искусств». Хочет этого человек или нет – общественная память все фиксирует. Для будущего, для истории. И это важно.

Есть такие вещи, которые для людей думающих, имеющих альтернативные источники информации и умеющих ее анализировать, совершенно неприемлемы. Тогда телевизор смотреть не стоит!

К слову об Аркадии Мамонтове. В отличие от Владимира Соловьева, у которого рейтинг всегда на высоком уровне и у которого есть своя стабильная аудитория, Мамонтова смотреть практически перестали. Зачем лишний раз тратить свое время и душевные силы на столь оголтелую пропаганду? То же самое я могла бы сказать про «Вести недели», потому что давно известны ее риторика и пафос, заранее ясны оценки событий. Некоторые, правда, смотрят эти программы ради того, чтобы понять интригу властей и то, чего они добиваются, используя посреднические услуги телеведущих. Но когда из раза в раз, от передачи к передаче ничего не меняется ни стилистически, ни содержательно, я считаю своим долгом заявить: не надо смотреть эти «пятиминутки ненависти», не надо способствовать их рейтингам.

borodina-3

Один мой коллега, работающий в государственном эфире, довольно известный человек, недавно мне сказал: «Я – патриот, державник, – и по поводу предмета дискуссии добавил: – Я действительно так считаю». Мы не впервые обсуждали то, что обсуждали, и я поняла, что он абсолютно искренен в своей позиции. Не по указке Кремля. Но я не уверена, что таких большинство. Многие телевизионщики и журналисты печатных изданий неплохо встроились в сегодняшнюю систему и убеждают себя, что действуют на благо России. Как и люди, не имеющие отношения к журналистике. Сплошь и рядом возвращаются все эти оценки – «в едином порыве», «единодушное одобрение», «согласие с государственной линией», которые транслируются нашими СМИ. Есть такие люди, а среди них и журналисты, которые – они убедили себя – знают, что власть всегда и во всем права. Мне кажется, что ситуация в ближайшем будущем будет усугубляться. Но я все-таки надеюсь, что в новостях российских телеканалов постепенно начнут вспоминать о том, что мы живем в Российской Федераци, и о том, как мы в ней живем, и говорить о ее невыдуманной реальности.


Материал подготовил Д. Дондурей

 

[1] Здесь и далее – данные опроса, проведенного исследовательской группой TNS среди жителей старше восемнадцати лет в городах с населением больше ста тысяч человек.

Индийское счастье

Блоги

Индийское счастье

Зара Абдуллаева

  О лауреате «Лавровой ветви» – неигровой полнометражной картине «Катя» Анны Шишовой – рассказывает Зара Абдуллаева. 

Этот воздух пусть будет свидетелем. «День Победы», режиссер Сергей Лозница

№3/4

Этот воздух пусть будет свидетелем. «День Победы», режиссер Сергей Лозница

Вероника Хлебникова

20 июня в Музее современного искусства GARAGE будет показан фильм Сергея Лозницы «День Победы». Показ предваряют еще две короткометражных картины режиссера – «Отражения» (2014, 17 мин.) и «Старое еврейское кладбище» (2015, 20 мин.). В связи с этим событием публикуем статьи Олега Ковалова и Вероники Хлебниковой из 3/4 номера журнала «ИСКУССТВО КИНО» о фильме «День Победы». Ниже – рецензия Вероники Хлебниковой.

Новости

В Ейске проходит третья «Провинциальная Россия»

29.06.2015

С 26 июня по 1 июля 2015 года в Ейском районе Краснодарского края проходит III Российский кинофестиваль «Провинциальная Россия».