Йоргос Лантимос: «Я во всем нахожу элементы абсурда»

Беседу ведет Алекс Ритман. 

АЛЕКС РИТМАН. «Лобстер» не похож на обычную романтическую комедию. Как вы впервые презентовали идею фильма?

ЙОРГОС ЛАНТИМОС. Я обычно начинал с рассказа о том, что это мир, в который больше не допускаются люди без пары, поэтому каждый раз, если кто-то остается один, его заключают в особом отеле. Это завязка. А дальше развитие: если одиночки не смогут найти себе пару, их превращают в животных. Выслушав эту мою историю, люди начинали задавать много вопросов о животных, хотя на самом деле в фильме все сделано довольно просто. Персонажи становятся животными, и их выпус­кают в лес. Это не какая-то впечатляющая трансформация. Они просто не умеют говорить.

АЛЕКС РИТМАН. Что-то конкретное натолкнуло вас на эту идею?

ЙОРГОС ЛАНТИМОС. Я бы не сказал. Каждый раз, когда я заканчиваю фильм со своим сценаристом Эфтимисом Филиппоу, мы сразу же садимся обсуждать, что хотим делать дальше. Так замысел начинает постепенно развиваться. У Эфтимиса была идея об одиноких людях, которых помещают в отель, и я сказал: «А что, если есть еще другой мир?» Обычный разговор между двумя авторами, которые замышляют новый проект. Вместе мы находим то, что нам нужно, чтобы изучать дальнейшие возможности.

АЛЕКС РИТМАН. «Лобстер» – ваша первая картина на английском языке. Как появилось это решение?

ЙОРГОС ЛАНТИМОС. Я уже сделал три фильма на греческом и достиг той точки, когда нужно, в определенном смысле, идти вперед, что невозможно сегодня в Греции. Я всегда понимал, что когда-нибудь захочу сделать англоязычный фильм, что мне будет интересно работать в разных странах. Такой выбор ощущался как естественное развитие.

lantimos 3«Лобстер»

АЛЕКС РИТМАН. В вашем фильме довольно большой список копродюсеров. Работа на английском дала вам доступ к большему бюджету и большему количеству продюсеров?

ЙОРГОС ЛАНТИМОС. На самом деле не такой уж он большой. Сам факт, что у фильма так много копродюсеров намекает на то, что бюджет довольно скромный. Но в определенной степени это, конечно, очень помогло. Съемки сильно отличались от съемок в Греции: мои прежние картины были чрезвычайно малобюджетные, я снимал их с друзьями, которые работали бесплатно. Так что фильмы стоили гораздо больше своего бюджета.

АЛЕКС РИТМАН. Вы из-за ситуации в греческом кинопроизводстве переехали в Великобританию?

ЙОРГОС ЛАНТИМОС. В некотором смысле да, хотя в итоге я снял совсем не британский фильм. Он больше европейский, международный. Но, разумеется, если я делаю картину на английском языке, гораздо логичнее снимать его здесь, в Англии, чем в Греции. Я переехал четыре года назад, это было сознательное решение. Целью было в любом месте начать снимать на английском языке.

АЛЕКС РИТМАН. Фильму «Клык» часто ставят в заслугу то, что он запус­тил новую волну сюрреалистических фильмов из Греции – так ее называют, – вызванную к жизни или усиленную кризисом. Как вы думаете, это верная оценка вашей картины?

ЙОРГОС ЛАНТИМОС. Прежде всего я не согласен, что существует такая волна. В Греции есть и реалистические фильмы, комедии и драмы. Но такой ярлык действительно существует. Моей работе он прос­то-напросто подходит естественным образом: я не думаю, что могу снимать как-то по-другому, я во всем нахожу элемент абсурда, в самых обычных ситуациях, и что-то смешное – в темных и драматических обстоятельствах.

lantimos 2«Лобстер»

АЛЕКС РИТМАН. То есть вы не можете представить себя, занимающегося крупнобюджетным, попкорновым проектом? Может быть, о Джеймсе Бонде?

ЙОРГОС ЛАНТИМОС. Не знаю, смогу ли я когда-нибудь снять такой фильм. Одна только логистика, связанная с подобными съемками, наводит на меня ужас. Я едва могу справляться с теми фильмами, которые делаю сейчас.

АЛЕКС РИТМАН. Как вы себя чувствовали, когда узнали, что ваша картина номинирована на «Оскар»? Было ли это шоком?

ЙОРГОС ЛАНТИМОС. Да, было. Совсем неожиданно. Хотя я старался сохранять хладнокровие. Я ставил спектакль по Чехову в Национальном театре Греции, мы репетировали. Я получил смс-сообщение о номинации и отреагировал так: «Ага, ага, давайте продолжать репетицию, ничего в этом нет особенного». Но потом постепенно все узнали об этом, и никто больше не мог концентрироваться. Так что в конце концов мы вынуждены были признать, что что-то важное произошло, и отпраздновать это. Думаю, номинация была действительно неожиданной, как и все, что касается «Клыка».

 

http://www.hollywoodreporter.com/news/cannes-lobster-director-says-thought-796815

Перевод с английского Анны Закревской

Kinoart Weekly. Выпуск 115

Блоги

Kinoart Weekly. Выпуск 115

Наталья Серебрякова

Наталья Серебрякова о 10 событиях минувшей недели: экранизация "Щегла" Донны Тартт; Шанталь Акерман vs Джон Смит; "Кин-дза-дза!" 30 лет; умер Гарри Маршалл; прекращен выпуск видеомагнитофонов VHS; Оскар Айзек сыграет у Спилберга; Райан Джонсон о "Звездных войнах"; режиссерский дебют Кирстен Данст; иракский триллер Роба Райнера; ретроспектива Хоу Сяосяня.

Этот воздух пусть будет свидетелем. «День Победы», режиссер Сергей Лозница

№3/4

Этот воздух пусть будет свидетелем. «День Победы», режиссер Сергей Лозница

Вероника Хлебникова

20 июня в Музее современного искусства GARAGE будет показан фильм Сергея Лозницы «День Победы». Показ предваряют еще две короткометражных картины режиссера – «Отражения» (2014, 17 мин.) и «Старое еврейское кладбище» (2015, 20 мин.). В связи с этим событием публикуем статьи Олега Ковалова и Вероники Хлебниковой из 3/4 номера журнала «ИСКУССТВО КИНО» о фильме «День Победы». Ниже – рецензия Вероники Хлебниковой.

Новости

Дебютанты написали письмо в поддержку «Московской премьеры»

04.09.2015

В связи с решением Департамента культуры г. Москвы отказаться от проведения «Московской премьеры» продолжается сбор подписей в поддержку этого фестиваля, который должен был пройти в сентябре уже в 13 раз , но был отменен в самый последний момент. Свое обращение к Сергею Собянину написали кинематографисты, дебютировавшие в разные годы на этом фестивале.