Один и одна. Сценарий

По лестнице в подъезде многоэтажного дома поднимается крупная миловидная женщина тридцати с небольшим лет. Это Алена. В руках у нее пакеты с продуктами.

На площадке у двери квартиры стоит большая сумка.

Алена подходит к двери, смотрит на сумку. Помедлив, пытается вставить ключ в замок. Дверь резко открывается, на пороге показывается молодая женщина. Она швыряет Алене в лицо подушку и вырывает из ее рук пакеты.

 

Молодая женщина. Сдачу можешь оставить. И чтоб духу твоего здесь больше не было! Проститутка…

Дверь захлопывается. Алена некоторое время стоит, потом берет подушку под мышку, сумку в руку и спускается по лестнице. Сзади слышится звук открывшейся двери, раздается грохот.

Алена оборачивается: по лестнице катится желтая гантель. Молодая женщина смотрит на Алену сверху.

Молодая женщина.  Только подойди еще хоть раз к моему отцу или позвони – я тебя живо в милицию сдам. Отправишься в свою Украину, Молдавию или откуда ты еще там…

Алена останавливает ногой гантель, берет ее, медленно поднимает руку с гантелью.

Молодая женщина стремительно скрывается в квартире, дверь захлопывается. Алена кладет гантель в сумку.

Алена сидит на скамейке на детской площадке, подложив под зад подушку, смотрит на играющих детей. Вытаскивает из сумки газету объявлений, читает и обводит некоторые объявления. Достает мобильный телефон, набирает номер.

Алена. Аллё. Я по объявлению.

В двухкомнатной квартире работает телевизор, по которому идет футбол, звук громкий. Играет магнитофон. На кухне говорит радио. За компьютером сидит лысоватый худощавый мужчина лет тридцати пяти. Это Гаврик.

Раздается звонок в дверь. Одновременно с ним на кухне закипает чайник со свистком, комментатор в телевизоре орет: «Гооол!», звонит будильник.

Звонок заливается. Гаврик выключает чайник и будильник и идет открывать.

На пороге стоит Алена.

Алена. Здравствуйте. Мне нужен Гаврила Петрович. Я звонила, по объявлению.

Гаврик. Проходите.

Алена останавливается в прихожей. Некоторое время они с Гавриком молча смотрят друг на друга.

Алена. Он дома?

Гаврик. Это я Гаврила Петрович. Можно просто Гаврик.

Алена. Но мне нужен старик. Ему семьдесят лет.

Алена ставит сумку, вытаскивает газету, читает.

Алена. «Одинокий старик сдаст комнату молодой порядочной девушке на длительный срок. Недорого, необходима помощь по хозяйству».

Протягивает Гаврику газету.

Гаврик. Это я писал.

Алена. Так, понятно.

Она берет сумку и поворачивается, чтобы уйти.

Гаврик. Подождите… Стойте! Я действительно хочу сдать комнату. Ну пошутил, что тут такого? Вы ведь тоже не молодая порядочная девушка.

Алена останавливается.

Алена. Что?..

Гаврик. Ну… то есть я хотел сказать, что и вам не двадцать лет. Ведь так?

Алена. На себя посмотри.

Гаврик. Если вы боитесь, что я буду приставать, то я не буду. Обещаю.

Алена. А я и не боюсь. Я женщина не слабая.

Гаврик. Ну и оставайтесь тогда.

Алена. Нет. Мне старик нужен.

Она открывает дверь.

Гаврик. Хочешь – даром живи. А?

Алена останавливается, оборачивается.

Алена. Домработницей, что ли?

Гаврик. Просто так.

Алена. А потом белье свое стирать заставишь?

Гаврик. Зачем? У меня стиральная машина есть.

Алена (после паузы). Ладно, поживу. Пока старика подходящего не найду.

Снимает куртку, проходит, оглядывает квартиру. Видит на экране монитора женские фотографии. У дивана валяются журналы с голыми девицами на обложках. Алена смотрит на Гаврика с подозрением.

Алена. А ты случайно не маньяк?

Гаврик. Нет. Я даже таракана убить не могу. Моя мама вам бы подтвердила, но она умерла.

Алена. От чего?

Гаврик. Сердце.

Алена наступает ногой на пробегающего таракана. Хруст.

Гаврик показывает Алене вторую комнату. На стенах плакаты с изображениями святых, на столе кружевная скатерть, серая от пыли. Мебель старая, семидесятых годов прошлого века. Цветы в горшках засохли.

Алена ставит сумку. Хлопает рукой по кровати – с покрывала поднимается облако пыли.

Гаврик. Я сейчас вытру. Тут просто после мамы никто не жил.

Алена. Она здесь умерла?

Гаврик. Нет-нет! В больнице.

Гаврик выходит. Алена снимает покрывало с кровати, скатерть со стола.

Возвращается Гаврик с мокрой тряпкой. Алена забирает у него тряпку и вручает покрывало и скатерть.

Алена. Это в стирку. И ведро с водой тащи – пол помыть надо.

В мусорное ведро летят цветы с комьями засохшей земли.

Алена вытирает грязь с подоконника.

Алена моет пол.

Алена достает из своей сумки и стелет постельное белье.

Алена надевает фартук.

Алена. Ну, что на ужин готовить?

Гаврик. Так я это… Сосиски там, в морозилке.

Алена. Ну сосиски ты потом доешь.

Алена берет лист бумаги, пишет на нем, протягивает Гаврику.

Алена. Вот список продуктов. Расходы пополам. В магазин ходишь ты, готовлю я.

Гаврик вертит в руке список.

Алена. Иди, иди. А то себе готовить начну – слюной захлебнешься.

На плите варится в кастрюле картошка.

Алена разделывает на столе кусок мяса, ловко орудуя ножом. Гаврик сидит рядом.

Алена. А нож у тебя наточенный. Как у мужика. Я люблю наточенные ножи.

Кусок мяса взлетает вверх и шлепается на ладонь Алены.

Алена продолжает разделывать мясо. Гаврик следит за ее руками.

Гаврик. А зачем тебе старик?

Алена. А зачем тебе квартирантка?

Гаврик. Мне хочется, чтобы по ночам в квартире был кто-то живой. Я не люблю тишину.

Алена на мгновение замирает.

Гаврик. А я знаю, зачем тебе старик. Ты заставишь его завещать тебе квартиру, а потом он умрет, да?

Алена (усмехается). Догадливый.

Гаврик. И как ты собираешься его убить? Отравишь?

Алена переворачивает шипящее в сковороде мясо.

Алена. Есть другие способы. Секс, например.

Алена кладет на разделочную доску огурец и крошит его.

Гаврик. Ты собираешься затрахать старика до смерти?

Алена втыкает нож в помидор.

Алена. А что? Ему приятно – мне квартира.

Гаврик. Какая же ты… непорядочная.

Алена (усмехается). И немолодая.

Ставит перед Гавриком тарелку.

Они ужинают. На столе отварная картошка, жареное мясо и салат.

Гаврик. А мама мясо не готовила и не ела его совсем. А когда пост – так и мне запрещала.

Алена. Давно она умерла?

Гаврик. Почти год уже.

Алена. А тебе сколько лет?

Гаврик. Тридцать пять… будет.

Алена. И что, женат не был?

Гаврик. Нет.

Алена. Больной, что ли?

Гаврик. Почему? У меня все в порядке.

В глазах Алены сомнение.

Алена. Работаешь кем?

Гаврик. Я в театре… Монтировщиком. Декорации ставлю к спектаклю. А ты?

Алена. Блины пеку. А на родине технологом на хлебозаводе работала.

Гаврик. А уехала чего?

Алена. Закрыли завод.

Алена закрывает дверь ванной на защелку, раздевается.

Гаврик заходит на цыпочках в туалет, становится на унитаз и подглядывает за Аленой через вентиляционное отверстие. Алена поворачивает голову в сторону вентиляционной решетки, и Гаврик отшатывается. Тихонько выходит из туалета.

В комнате Алены Гаврик расстегивает ее сумку, роется в вещах, достает со дна сумки гантель. Рассматривает, аккуратно укладывает гантель и вещи обратно.

Алена сидит на кровати, расчесывает волосы.

Дверь приоткрывается, заходит Гаврик.

Гаврик. Спокойной ночи.

Алена. И тебе приятных снов.

Гаврик стоит, смотрит на Алену. Алена встает.

Гаврик. Я спросить хотел…

Алена. Завтра поговорим.

Алена наступает на Гаврика, выдавливает его из комнаты и закрывает дверь перед его носом. Вытаскивает из сумки гантель, кладет на постель рядом с подушкой. Оглядывает комнату. Пытается сдвинуть с места шкаф, но он слишком тяжелый. Тогда она ставит перед дверью стул. Подумав, ставит сверху еще один. Садится, прислушивается к шагам на кухне и в коридоре. Ложится, не снимая халата, и засыпает.

Алена просыпается от грохота упавшего стула. С гантелью в руке она подходит к двери, поднимает стул, открывает дверь. В коридоре никого нет. Алена идет в комнату Гаврика.

В комнате тоже никого. Горит ночная лампа.

Алена подходит к окну, резко отдергивает занавеску – там на веревочке висит улыбающийся смайлик.

Алена включает свет на кухне. Гаврик стоит у стола со стаканом воды в руке, смотрит на Алену.

Алена. Ну?

Гаврик. Я вот подумал: зачем тебе старик? Ты симпатичная, можешь еще молодого найти. (Глядя на гантель.) И убивать никого не придется.

Алена. Хочешь, чтобы я с тобой переспала?

Гаврик (после паузы). Нет.

Алена (зло). А что тогда?

Гаврик. Так… старика жалко. Я ведь тоже таким буду лет через тридцать.

Алена. Ты – не будешь.

Гаврик. Почему?

Алена. Не доживешь. Мужчины от одиночества чаще умирают.

Гаврик (после паузы). Да, я читал. (После паузы.) Надо жениться.

Алена. Лучше собаку заведи. Это быстрее.

Разворачивается, чтобы уйти.

Гаврик. У меня аллергия на шерсть.

Алена. Тогда птичку. Еще раз сунешься – прибью.

Алена уходит.

Дверь снова забаррикадирована. Алена спит. Звонит будильник.

Уже одетая Алена берет сумку и выходит из квартиры. Дверь захлопывается.

В своей комнате просыпается Гаврик.

Гаврик заглядывает в комнату Алены – постельного белья нет. На кровати лежат деньги.

Алена печет блины в ларьке быстрого питания. Продавщица Настя продает.

Настя. Ну ты даешь… Я бы ни за что не осталась. Ветчина-сыр.

Алена. Пришлось бы ночевать на улице.

Настя. А если б он тебя зарезал?

Алена молча подкидывает блин, переворачивает его в воздухе. Блин шлепается на плиту.

Настя. А может, он голубой? Два со сметаной.

Алена. Зачем ему тогда женщина-квартирантка?

Настя. Значит, точно маньяк.

Пауза. Настя обслуживает покупателя.

Настя. А может, он просто женщину ищет? Ну странный, а кто не странный в этом городе? Ты посмотри: сплошные зомби с мутными глазами. (Покупателю.) Какая сгущенка? Вы же два со сметаной заказывали. И один со сгущенкой? Вы подумали, а я ваши мысли прочитать должна? (Алене.) Во, видела? Ну натурально зомби: не помнит, что заказывал. Сгущенку ему… (Покупателю.) Мужчина, у меня со слухом все в порядке. Я трамвай за три остановки слышу. Ждите со сгущенкой. Следующий!

Поздний вечер. Алена разговаривает по мобильному. У ног ее стоит сумка.

Алена. Я все могу. А вам сколько лет? Пятьдесят? Нет, мне это не подходит, я от семидесяти ищу.

Набирает другой номер.

Алена. Я по объявлению, насчет помощницы. (Пауза.) Нормальный у меня размер. Третий. (Пауза.) Да пошел ты, козел…

Проезжающий автомобиль с громыхающей музыкой заглушает ругательства, которые отпускает в трубку Алена.

Алена набирает новый номер.

Алена. Мне тридцать. Много? А тебе сколько, дедуля? Песок из задницы уже сыплется? Ну ищи молодуху. Успеха!

Расстроенная Алена с сумкой в руке идет по бульвару. Проходит мимо театра. Из дверей театра вываливает толпа после спектакля. Алена останавливается.

Алена сидит на сумке у двери.

По ступенькам поднимается Гаврик, видит Алену.

Гаврик (с радостью). Что, не нашла старика?

Алена. Нет пока.

Алена стучит молотком: ставит задвижку на дверь с внутренней стороны.

Гаврик. Ты зря меня боишься.

Алена. Я не боюсь. Просто выспаться хочется.

Алена достает из кармана халата газету и скотч. Прикладывает газету к вентиляционной решетке в ванной, прикрепляет скотчем. Включает воду.

Гаврик поднимается на унитаз, заглядывает в вентиляционное отверстие – ничего не видно. На его лице досада.

Алена просыпается от тихого стука в дверь. Прислушивается, поворачивается на другой бок и закрывает глаза. Стук становится сильнее.

Алена. Вот засранец…

Встает, включает свет, берет гантель, подходит к двери и резко ее открывает.

У порога стоит Гаврик.

Алена. Ну что еще?

Гаврик. Паспорт дай.

Алена. Зачем?

Гаврик. Перепишу. Я ведь тебя совсем не знаю.

Алена. Ну так и переписал бы, когда в сумке моей рылся.

Гаврик краснеет.

Гаврик. Так… надо ж было проверить… Может, ты и не Алена вовсе, а террористка какая-нибудь.

Алена. Ну один из нас точно террорист. Без сомнения.

Алена достает паспорт, протягивает Гаврику.

Гаврик. Я сейчас. Бумагу принесу и ручку.

Алена. У себя перепишешь.

Гаврик. Нет, паспорт никому давать нельзя, ты разве не знаешь? Я быстро.

Гаврик идет в свою комнату. На лице Алены меняется гамма чувств. Она прицеливается гантелей в голову уходящему Гаврику.

Гаврик сидит за столом в комнате Алены и переписывает данные ее паспорта. Полусонная Алена сидит на кровати.

Гаврик (громко). А!..

Алена вздрагивает, открывает глаза.

Гаврик. Ты Елена, а не Алена по паспорту.

Алена. И что?

Гаврик. Алена мне больше нравится.

Алена снова закрывает глаза и, похоже, засыпает.

Гаврик (громко). Ага!..

Алена вздрагивает, просыпается.

Гаврик. Тебе уже тридцать два.

Выражение лица Алены не предвещает ничего хорошего. Она встает.

Алена. Переписал?

Гаврик. Нет еще. Семейное положение сейчас…

Алена вырывает паспорт из рук Гаврика.

Алена. Всё. Концерт окончен. Спать иди.

Гаврик. Так я это… поздно ложусь. Мне на работу к трем. Может, кофейку, а? И в нарды сыграем?

Алена молча наступает на Гаврика. Тот пятится, упирается в дверь.

Алена. Я не пью кофе по ночам. И в нарды не играю. Понял?

Гаврик. Понял.

Он выскальзывает из комнаты. Дверь захлопывается.

Алена лежит в полутемной комнате с открытыми глазами. Луч света из окна падает на репродукцию на стене, освещая лицо Мадонны.

За дверью слышатся шаги Гаврика. Он напевает арию мистера Икс.

Гаврик (поет).

Устал я греться у чужого огня.

Ну где же сердце, что полюбит меня?

Живу без ласки, боль свою затая,

Всегда быть в маске – судьба моя!

Алена швыряет в дверь гантель. Грохот. Тишина.

Одетая к выходу Алена стучится в дверь комнаты Гаврика. Не дождавшись ответа, заходит.

Гаврик спит, посапывая. Алена стучит его по плечу. Он не реагирует. Алена заводит будильник и подносит его к уху Гаврика. Тот по-прежнему не реагирует. Алена озадачена. Подумав несколько секунд, откашливается и начинает громко петь. Голос у нее низкий, мощный.

Алена (поет).

Ой, да как хотела меня мать

Да за первого отдать.

А тот первый – паренек неверный,

Ой, не отдай меня, мать…

Гаврик начинает ворочаться.

Алена (продолжает петь).

Ой, да как хотела меня мать,

Да за второго отдать.

А тот вторый парень – невеселый,

Ой, не отдай меня, мать.

Гаврик открывает глаза, с изумлением смотрит на Алену.

Алена (продолжает петь).

Ой, да как хотела меня мать,

Да за третьего отдать.

А тот третий – что во поле ветер,

Ой, не отдай меня, мать.

Подъем!

Гаврик. А что такое? (Смотрит на будильник.) Семь? Я еще сплю.

Гаврик ложится, натягивает одеяло на голову.

Алена отбрасывает одеяло и поет Гаврику в ухо.

Алена (поет).

Ой, да как хотела меня мать,

Да за четвертого отдать.

А четвертый – ни живой, ни мертвый,

Ой, не отдай меня, мать.

Гаврик открывает глаза, смотрит на Алену.

Алена. Сумку свою оставляю. Паспорт свой дай. Перепишу.

Гаврик. Потом.

Алена. Сейчас. И ключи от двери.

Гаврик. Там, в сумке, на тумбочке…

Гаврик закрывает глаза и засыпает.

Алена достает из сумки паспорт Гаврика, листает его. Страница о семейном положении чистая. Алена кладет паспорт обратно в сумку. Берет связку ключей, выходит.

Алена заводит тесто. Продавщица Настя курит в открытую дверь.

Настя. Деньги-то хоть с собой взяла? А то вечером придешь – и дверь не откроет. Скажет, что не знает.

Алена. Да не нужны ему деньги. Ему как в песне: было б только с кем поговорить.

Настя. Нормальному мужику всегда есть с кем поговорить. Ты присмот­рись, что он во время этих разговоров делает.

К ларьку подходит мужчина в кепке, лет пятидесяти.

Мужчина в кепке (Насте). С ветчиной и сыром, будьте добры.

Настя. Мы еще закрыты, не видите, что ли?

Мужчина в кепке.  Не вижу. Вы стоите, курите. Значит, работаете.

Настя. Курю – значит, работаю?

Мужчина в кепке. Вон и халат на вас.

Настя (Алене). Нет, ты видела? Тоже, похоже, поговорить не с кем. (Мужчине в кепке.) Хотите, чтобы я халат сняла?

Мужчина в кепке. Я вообще-то блин хотел. С ветчиной и сыром. И чай с лимоном.

Настя. Вас что, жена дома по утрам не кормит?

Мужчина в кепке. А вы мне не хамите.

Настя.  Ой, да кому вы нужны, ранимый такой? Закрыты мы, сказала.

Настя выбрасывает бычок и захлопывает дверь ларька.

Настя. Ну что за люди? Вот так каждый раз с утра кто-нибудь настроение испортит.

Настя берет газету объявлений, смотрит.

Алена выглядывает в окошко.

Алена. Мужчина, через пять минут будет готово, подождете?

Мужчина в кепке. Конечно.

Алена подает мужчине в кепке блин.

Мужчина в кепке. Спасибо. Девушка, что вы делаете сегодня вечером?

Он бросает взгляд на Настю, чтобы оценить реакцию.

Алена. Блины пеку.

Мужчина в кепке. А после?

Алена. Вам сколько лет?

Мужчина в кепке. Сорок девять.

Алена. А папы холостого с московской квартирой у вас нет?

Мужчина в кепке.  Нет.

Алена. Жаль. Приятного аппетита.

Она поворачивается к мужчине спиной и начинает резать сыр.

Смеющаяся Настя показывает язык мужчине в кепке. Тот крутит пальцем у виска и отходит от ларька.

Настя. Ну и зря. Крепкий мужичок, хоть и нудный.

Алена. Да это он так, чтоб тебя позлить.

Алена смотрит объявления, переписывает телефоны в блокнот.

Алена звонит в дверь.

Старик и Алена разглядывают друг друга на пороге. Старик низенького роста, кругленький, едва достает рослой Алене до плеча.

Старик (после паузы). Ну проходи.

Алена проходит в квартиру.

Алена. Трехкомнатная?

Старик. Да, места много. Садись, рассказывай.

Алена садится в кресло, старик напротив.

Алена. Да я уже вроде все рассказала по телефону.

Старик. Ничем не болеешь?

Алена. Здоровая я. И книжка у меня санитарная есть. Показать?

Старик. Не надо. Значит, ты библиотекарь? А я историк-архивист, почти коллеги. Оно всегда, знаешь, лучше, когда есть о чем поговорить. Ладно, иди, ванна там. Полотенце зеленое.

Алена. Прямо сейчас?

Старик. А что тянуть? Проверим, на что ты способна.

Алена идет в ванную. Открывает кран, берет мыло.

Алена выходит из ванной.

Старик лежит с голым задом на диване.

Старик. Меня два раза в день колоть надо. Посмотрю, легкая ли у тебя рука. Что стоишь? Шприцы, лекарство, спирт на столике.

Алена ловко отламывает наконечник ампулы, набирает в шприц лекарство. Взмах рукой – и шприц торчит в ягодице старика.

Алена. Всё.

Старик. Хорошо…

Алена. А у вас точно нет родных? Не появится через полгода дочь или племянник?

Старик. Нет, никого. (Встает, натягивает штаны.) В каком году была последняя русско-японская война?

Алена. Да откуда ж я знаю. А вы в книжке посмотрите, вон их у вас сколько.

Старик. Ну да. А «Фауста» кто написал?

Алена. Пушкин, кажись.

Старик. А «Тараса Бульбу» тоже Пушкин?

Алена. «Тараса Бульбу» Гоголь. Это точно.

Старик. Ладно, я про тебя все понял. Иди, я позвоню, если выберу.

Алена. Что, много желающих?

Старик. Да полно. И с университетами, и с медобразованием, и с иностранными языками… Недельку еще смотреть буду…

Алена. Недельку?.. А быстрее никак?

Старик. Ну не знаю. Я только начал. Всего пятерых посмотрел.

Алена. Понятно. Всего хорошего.

Дверь за Аленой захлопывается.

Расстроенная Алена идет по улице, звонит по мобильному.

Алена. Я по объявлению. Нашли?.. (Набирает новый номер.) Здрав­ствуйте. Я по объявлению насчет помощницы. Алена, тридцать два. Высшее у меня, незаконченное… Завтра могу. Ага… Вы лучше эсэмэску с адресом скиньте. До завтра.

Отключает телефон, настроение у нее улучшается.

Алена заходит в задымленную квартиру, закрывает нос платком. Из кухни раздается скрежет открывающегося окна. Алена идет на кухню.

Гаврик, размахивая полотенцем, выгоняет дым в окно.

На плите стоит почерневшая сковорода с углями. Рядом кастрюля в пригоревшей пене. Алена заглядывает в кастрюлю: там липкая темная масса.

Алена. Не слабо…

Гаврик. Я ужин для нас готовил.

Алена. Для нас?

Гаврик. Рецепт в Интернете нашел…

Алена. Ясно. Ладно, доставай свои сосиски.

На плите в кастрюльке булькают сосиски.

Гаврик отмывает сковороду. Алена сидит за столиком у открытого окна, курит.

Гаврик. Мне не нравятся курящие женщины.

Алена. Твои проблемы.

Гаврик. А я знаю, почему ты куришь. (Пауза.) Чтобы не толстеть. Угадал?

Алена молча затягивается и замахивается, чтобы выбросить окурок в окно.

Гаврик. Нет!..

Рука Алены замирает.

Гаврик. Ты просто прирожденная убийца. Не надо бросать окурки из окна. Упадет на балкон, загорится… А вдруг там дети? Или кому-нибудь за шиворот…

Алена гасит окурок под струей воды и бросает в ведро.

Гаврик. Это невозможно отмыть. Ну ее. (Бросает сковороду в мусорное ведро.) Все равно старая.

Закопченная кастрюля тоже летит в мусорное ведро.

Алена. Не, нормально: еще неделю можешь тренироваться с ужином. У твоей мамы хороший запас кастрюль.

Гаврик. Ты очень злая. Моей маме бы точно не понравилась.

Алена. Ее проблемы.

Гаврик. У нее уже нет никаких проблем.

Достает сосиски из кастрюли.

Алена. Откуда ты знаешь? Может, там, на небесах, тоже какие-нибудь проблемы. Квартирный вопрос – кому какое облако достанется, прописка – в аду или в раю, регистрация опять же – как же без нее души учитывать?

Алена и Гаврик поливают сосиски: Гаврик – кетчупом, Алена – горчицей.

Гаврик. Почему ты ешь сосиски с горчицей?

Алена добавляет горчицы и молча ест. Гаврик морщится.

Гаврик. Ну как можно любить женщину, которая ест сосиски с горчицей?

Алена. А ты вообще кого-нибудь когда-нибудь любил?

Гаврик. Любил. И она меня любила.

Алена. И что с ней случилось?

Гаврик. Ничего.

Алена. Мама не разрешила пожениться?

Гаврик. Мама здесь ни при чем. Мы хотели пожениться… потом… Но она уехала.

Алена. Бросила тебя?

Гаврик. Нет. Просто ее увезли.

Алена. Шаганэ ты моя, Шаганэ?.. Им за своих выходить положено.

Гаврик. Да никакая она не Шаганэ. Ее Машей звали. У нее волосы были волнистые и глаза голубые… Она в квартире напротив жила. Красивая такая, как Мальвина… Я в детстве тоже красивый был, кудрявый такой… Как Ленин из учебника по чтению. (Приглаживает лысину.) Она переехала, когда мне было восемь. С тех пор я ее не видел.

Алена (после паузы). Это она – та женщина, которую ты любил?..

Гаврик. Ну да. Девочка.

Алена. И всё?

Гаврик. Ну… была еще одна… и еще… потом… Но они меня не любили.

Алена. А ты, значит, любви хочешь?

Гаврик. Все хотят.

Алена. (после паузы). Ну и нашел бы эту свою девочку.

Гаврик. Зачем? Она, наверное, вышла замуж. И совсем другая сейчас. Толстая. Как ты. И сосиски с горчицей ест. (После паузы.) А ты кого-нибудь любила?

Алена. Нет. И не собираюсь. (Встает.) Спать я пошла. И не стучись ко мне. А то найду твою девочку-красавицу и покажу ей твой лысый портрет. Только сомневаюсь, что она тебя вообще вспомнит.

Гаврик. Конечно, вспомнит.

Алена уходит.

Гаврик брезгливо берет кончиками пальцев тарелку Алены, на которой остались следы горчицы, и несет ее к мойке. Бросает в мойку и пускает на тарелку бьющую струю воды.

Алена просыпается, встает, выходит из комнаты, заходит в туалет.

Алена заходит в полутемную комнату, поворачивается, чтобы закрыть дверь.

Гаврик (рычит из темноты). А!..

Алена видит позади себя силуэт и молниеносно бьет. Звук падения тела. Алена включает свет и видит лежащего Гаврика. Он стонет.

Алена. Ах ты сволочь… Ты что задумал?..

Гаврик. Ничего. Я напугать тебя хотел. За девочку.

Алена. И ты думал, я закричу «ой, боюсь, боюсь!»? (Пауза.) Скажи спасибо, что у меня вот этого (берет с тумбочки гантель) в руке не было. А то бы в следующий раз соседей по могилке пугал.

Видит разбитый лоб Гаврика: из ссадины течет кровь.

Гаврик сидит на стуле. Алена обрабатывает рану на его лбу, наклеивает пластырь.

Гаврик. А у меня еще вот…

Показывает синяк на ноге.

Алена. А пальчик ты дверью не прищемил? Я не мама и не «скорая помощь». Всё, свободен. (Выталкивает Гаврика из комнаты, закрывает дверь.) Вот привязался, банный лист… Придурок малахольный…

Ложится в кровать. Засыпает.

Гаврик смотрит на себя в зеркало. Трогает пластырь на лбу, приглаживает редкие волосы, начесывает их на лысину. Повязывает бандану на голову. Оглядывает себя. Делает бойцовскую стойку. Щупает мускулы и остается недоволен результатом. Берет стул за ножку, «качает» его одной рукой вверх-вниз. Стул выскальзывает из руки и с грохотом падает. Гаврик замирает.

Алена ворочается в кровати, но не просыпается.

Громко работает радио.

Алена печет оладьи. Снимает со сковороды и бросает в тарелку, где уже лежит внушительная горка.

На кухню заходит Гаврик, лицо помятое, волосы топорщатся, на лбу пластырь.

Гаврик. Доброе утро.

Алена. Садись завтракать.

Гаврик наливает себе стакан кипятку, берет пакетик.

Алена. Я заварила.

Гаврик наливает чай из заварочного чайника. На столе остается коричневая лужица.

Алена ставит перед Гавриком тарелку с оладьями.

Гаврик. Можно, да?

Алена молча макает оладью в сметану и ест. Гаврик тоже берет оладью, поливает сметаной из ложки, ест.

Гаврик. А ты почему сегодня не на работе?

Алена. У меня сегодня и завтра выходной.

Гаврик. А у меня завтра тоже. Так, может, это… в кино сходим?

Алена. Некогда мне.

Сметана, которую положил на оладью Гаврик, течет на стол.

Гаврик. У тебя кругозор блинами ограничивается. Так нельзя.

Алена. Ну и когда была последняя русско-японская война?

Гаврик. А при чем здесь война?

Алена. Вот и я думаю, что ни при чем. Может, макать будешь в сметану? А то весь стол залил.

Гаврик. Зато тарелку не мыть.

Алена. Ну да. (Встает, берет банку со сметаной.) Тогда лучше так.

Выливает сметану в тарелку с оладьями. Оторопевшей Гаврик переводит взгляд с чашки на выходящую из кухни Алену.

Гаврик. Ну и мегера…

Натыкает оладью вилкой, ест.

Хлопает входная дверь.

Гаврик встает, подходит к окну. Внизу Алена выходит из подъезда и направляется к остановке.

Алена звонит в дверь квартиры.

Дверь открывается. На пороге стоит высокий, плотного телосложения старик. У него красное лицо, одышка. Он оглядывает Алену с головы до ног, задерживает взгляд на ее большой груди. Удовлетворенный осмотром, широко открывает дверь.

Алена оглядывает тесноватую двухкомнатную квартиру-хрущевку.

Старик похлопывает Алену по заду. Алена перехватывает его руку.

Старик. Да ладно, что, от тебя убудет? А мне приятно.

Алена. Я вообще-то без интима ищу.

Старик. За просто так квартиру хочешь?

Старик хочет шлепнуть Алену по заду, но натыкается на ее мрачный взгляд. Рука его зависает у бедра Алены.

Алена. Не за просто так. Я говно за тобой ворочать буду.

Старик. Гы… А ты с характером. Ну это даже лучше. А то придут клуши, улыбаются, в глаза заглядывают, а сами только и думают, как меня на тот свет отправить. Квартиры-то нынче целое состояние. Ну ты подумай. Я тебя первым номером рассматривать буду. Уж больно нравишься ты мне. (Шлепает Алену по заду.) Иль ты не одинокая? Мужик, что ли, есть?

Алена. Одна я.

Старик. Не боись, старый конь борозды не испортит.

Хватает ее за грудь.

Алена. Да не конь ты уже, дедуля, а кляча. Про небеса уже думать надо, а не про баб. Да отстань ты…

Алена толкает старика, тот падает в кресло. Она идет к двери.

Старик. Про небеса… Да не хочу я про них думать! Я жить хочу!

Он швыряет пепельницу вслед Алене. Пепельница ударяется о висящую на стене фотографию молодого старика, стекло разбивается, осколки падают на пол.

Старик плачет.

Старик. Не найдешь никого, дура… Прибежишь еще, на коленях ползать будешь, а хрен тебе…

Показывает неприличный жест.

Хлопает закрывшаяся за Аленой дверь.

Алена сидит за столом, читает объявления в газете. Щелкает замок входной двери. В кухню заглядывает Гаврик.

Гаврик. Привет. Как день прошел?

Алена. Нормально.

Гаврик. Что у нас сегодня на ужин?

Алена. Голубцы.

Лицо Гаврика становится кислым.

Гаврик. Я не ем голубцы. Там капуста.

Алена. И что? Борщ ты же ешь.

Гаврик. А голубцы не ем.

Алена. Ну и не ешь.

Алена и Гаврик сидят за столом. Алена делает вид, что читает объявления, а сама наблюдает за Гавриком.

Перед Гавриком на тарелке голубцы. Он вытаскивает из голубцов мясо и ест. Капуста остается на тарелке.

Гаврик. А у нас сегодня череп потерялся. Такой скандал был…

Алена. Какой череп?

Гаврик. Бедного Йорика. Ну реквизит. Представляешь, Гамлету на сцену выходить, а черепа нет. Он орет: я не выйду, распускайте зрителей или голову реквизиторше отрежьте, я с ней выйду. Вот псих, да? Реквизиторша рыдает… В общем, в самый последний момент я этот череп нашел. За декорацию завалился.

Алена. А череп настоящий?

Гаврик. Нет, конечно. Муляж. Но выглядит, как настоящий. (Пауза.) А я один раз могильщика играл. Ничё так… По сцене походил, лопатой помахал. Нам, кстати, билетерша требуется. Попробуй, вдруг возьмут.

Алена. Спасибо, у меня другие планы.

Гаврик. Ну да, старика прикончить.

Алена встает, выходит из кухни.

Гаврик поддевает вилкой капусту, откусывает, медленно жует. Откусывает снова. Съедает всю капусту и ставит тарелку в мойку.

Он видит газету, которую забыла Алена. Разворачивает ее: некоторые объявления обведены.

Гаврик торопливо достает ручку, листок бумаги, переписывает номера телефонов, что обведены.

Заходит Алена, забирает газету.

Из ванной слышится шум льющейся воды – Алена принимает душ.

Гаврик берет телефон, набирает первый номер, что записан на листке бумаги.

Гаврик. Здравствуйте, я по вашему объявлению. Я предупредить хочу: вам может позвонить девушка по имени Алена. Так вот, не связывайтесь с ней. Она стариков убивает, чтобы квартиру получить. Даже не разговаривайте с ней. И про мой звонок не говорите. (Набирает другой номер.) Здравствуйте, я по вашему объявлению. Я предупредить вас хочу…

Алена звонит по номерам телефонов из газеты.

Алена. Здравствуйте, я по объявлению насчет помощницы. Меня Алена зовут.

Звонок обрывается. Алена снова набирает номер.

Алена. Здравствуйте, я по объя…

трубке.  в ГолосНе звоните сюда больше.

Алена с недоумением смотрит на погасшую трубку. Набирает другой номер.

Алена. Здравствуйте, я по объявлению насчет помощницы. Алена меня зовут.

трубке.  в ГолосНет, Алены мне не надо.

Соединение разрывается. Алена снова набирает номер – абонент недоступен.

Мрачная Алена набирает другой номер. Не отвечает.

Спустя время раздосадованная Алена бросает газету.

В комнату заглядывает Гаврик. Он одет к выходу, улыбается.

Гаврик. Ну что, идем?

Алена. Куда?

Гаврик. Гулять. Мы же собирались.

Алена и Гаврик идут по тропинке. Под ногами шуршат сухие листья.

Гаврик. Тебе нравится осень?

Алена. Я лето больше люблю.

Гаврик. Ты, как все. Сказала бы, что любишь зиму.

Алена. А я люблю лето.

Гаврик. Да я, в общем-то, тоже.

Они идут дальше. Проходят мимо статуи полуобнаженной античной женщины.

Гаврик. На тебя похожа. Сзади.

Гаврик снимает Алену сзади на фотоаппарат. Алена показывает ему кулак.

Алена и Гаврик проходят мимо батутов. Работник аттракциона зазывает народ в микрофон.

Гаврик. Пошли, детство вспомним.

Алена. Ты, кажется, из него еще не выходил.

Алена и Гаврик, визжа, прыгают на батутах.

Гаврик снимает Алену на фотоаппарат.

Алена и Гаврик на полусогнутых ногах подходят к скамейке, буквально падают на нее от усталости.

Неподалеку небольшая ярмарка.

Гаврик. Ты какое мороженое любишь?

Алена. Никакое. (Пауза.) Я его в детстве объелась. У меня мама в цехе мороженого работала.

Гаврик. Я сейчас.

Гаврик возвращается к скамейке – Алены нет; вместо нее сидит влюбленная парочка и целуется. Гаврик вертит головой по сторонам.

Алена лежит на траве с закрытыми глазами.

Гаврик (за кадром). Ку-ку!

Алена открывает глаза: над ней нависло улыбающееся лицо Гаврика. В одной руке большой леденец на палочке, в другой гелиевый воздушный шарик в виде ромашки.

Гаврик. Сюрприз!

Алена. Тебе не кажется, что ты со своим сюрпризом лет на тридцать опоздал?

Алена берет из рук Гаврика шарик, кладет его под голову вместо подушки.

Гаврик. Ты что? Он же лопнет.

Алена закрывает глаза. Гаврик вздыхает, вытаскивает из кармана мороженое, ест.

Мороженое капает в ложбинку на груди Алены. Гаврик тянется пальцем и вытирает каплю. Алена открывает глаза. Гаврик замирает.

Гаврик. Я… вытереть… Я только вытру… сейчас… платком…

Гаврик ищет платок. Капли с мороженого капают на Гаврика и Алену. Алена вырывает у Гаврика мороженое, кидает в урну, которая стоит очень далеко, и попадает.

Гаврик хмыкает. Берет камешек, бросает – камешек не пролетает и половины пути.

Гаврик. Ветер стих.

Алена выдергивает из рук Гаврика платок и вытирает капли мороженого на теле и одежде.

Гаврик. А у меня вот тоже.

Показывает на каплю на рукаве. На рукав Гаврика прилетает платок. Гаврик вздыхает, вытирает каплю платком.

Алена и Гаврик лежат рядом с закрытыми глазами. На них падают осенние листья.

Гаврик. Если мы пролежим здесь неделю, нас полностью покроют листья.

Алена. Если мы пролежим здесь хотя бы сутки, тебя отправят в психушку, а меня на родину.

Гаврик. А почему меня в психушку? Я свободный человек, где хочу – там и лежу. Хочешь, я на Красной площади лягу?

Алена. Да ты сразу перед отделением милиции ложись.

Гаврик. Думаешь, не лягу?

Алена. Нет, конечно.

Гаврик ложится на землю у отделения милиции. Закрывает глаза.

Стоящая неподалеку Алена смотрит.

odin-i-odna

Из отделения выходят два милиционера, направляются к автомобилю. Видят лежащего Гаврика, переглядываются, подходят к нему.

Первый милиционер легонько пинает Гаврика ногой. Тот открывает глаза.

милиционер.  ПервыйЧего разлегся? Плохо, что ли?

Гаврик. Мне хорошо.

Милиционеры снова переглядываются.

Второй милиционер.  Документики предъявим.

Гаврик. У меня нет.

Второй милиционер вздыхает.

Второй милиционер. Ну вставай, пойдем.

Гаврик. Куда?

Первый милиционер показывает на отделение.

Гаврик. Зачем?

Первый милиционер.  Там узнаешь.

Гаврик. Я не пойду.

Алена видит, как милиционеры пытаются пинками поднять Гаврика. Гаврик лежит, упирается. Первый милиционер отстегивает дубинку.

Алена срывается с места.

Милиционер замахивается дубинкой. Алена обеими руками хватает его за руку, останавливает удар.

Алена. Нельзя его бить, больной он. (Алена показывает на голову.) Придурок малахольный.

Первый милиционер.  А ты кто такая?

Алена. А я подруга.

Первый милиционер. Подруга?

Крутит пальцами у виска.

Алена кивает.

Второй милиционер. А документы у подруги есть?

Алена.  Да какие документы? Мы вон в том доме живем. За продуктами вышли, я на минутку отвлеклась – помидоры покупала, – а он уже улегся. Ну что с убогого возьмешь?

Алена поднимает Гаврика, отряхивает.

Первый милиционер.  И где помидоры?

Алена. Так не успела взять. (Толкает Гаврика вперед.) Вперед! За помидорами. (Милиционерам.) Он больше не будет.

Алена улыбается милиционерам, и они с Гавриком идут к лотку с овощами. Милиционеры смотрят им вслед. Первый милиционер постукивает дубинкой по ладони.

Алена и Гаврик подходят к лотку. Продавщица набирает в пакет и взвешивает помидоры. Алена вручает пакет Гаврику, и они отходят от лотка.

Милиционеры садятся в автомобиль и уезжают.

Алена и Гаврик идут по улице. Гаврик улыбается.

Гаврик. А ты за меня испугалась. Почему?

Алена. Ключи забыла. Тебя в кутузку, а мне под дверью стоять.

Улыбка сползает с лица Гаврика.

Гаврик. Врешь ты всё.

Гаврик и Алена сидят в зале кинотеатра. На экране целуются влюбленные, сцена переходит в эротическую.

Рука Гаврика касается руки Алены, поглаживает ее.

Алена резко бьет ногой по ноге Гаврика. Гаврик громко вскрикивает, убирает руку с руки Алены. Смотрит на Алену, Алена смотрит на экран. Гаврик потирает ушибленную ногу.

Алена и Гаврик идут по улице мимо цветочного ларька.

Гаврик. Ты какие цветы любишь?

Алена. Васильки.

Гаврик. Я сейчас.

Он идет к цветочному ларьку. Алена за ним наблюдает. Гаврик разговаривает с продавщицей ларька.

Гаврик отходит от киоска с цветком в руке.

Гаврик. Васильков нет. Может, это подойдет?

Протягивает Алене голубую розу.

Алена разглядывает цветок.

Алена. Голубая роза? Чудно…

Гаврик снимает Алену с розой на фотоаппарат.

Алена отдает Гаврику розу.

Алена. Иди верни. Крашеная.

Гаврик разглядывает лепестки розы, трогает их пальцами.

Гаврик. А разве не бывает голубых роз?

Алена. А бывает голубой щенок и розовый слон?

Мрачный Гаврик протягивает розу первой встречной проходящей жен­щине.

Гаврик. Это вам.

Женщина (удивленно). Спасибо.

Гаврик идет вперед.

Алена (кричит ему вслед). И Мальвин тоже не бывает!

Алена поворачивается и идет в другую сторону.

Алена сидит на скамейке, мрачно смотрит на огни большого города.

Подходит Гаврик, садится рядом. Сидят молча.

Гаврик. Ну что, пошли?

Они встают со скамейки, идут.

Гаврик. Хочешь увидеть театр за кулисами?

Алена. Хочу.

Алена и Гаврик идут по коридорам театра. Гаврик показывает на двери.

Гаврик. Здесь гримерные артистов… Здесь монтировочная… Здесь хранится реквизит… А тут костюмерная. Хочешь увидеть костюмы?

Алена. Так закрыто же.

Гаврик (двери). Сим-сим, откройся. (Подмигнув Алене, достает из кармана ключ.) У меня почти от всех комнат дубликаты есть. Только тсс… это секрет.

Открывает дверь.

Алена разглядывает висящие на вешалках длинные платья.

Гаврик. Хочешь – примерь любое.

Алена. А можно?

Гаврик. Конечно.

Алена выбирает красивое длинное платье в оборках и кружевах.

Из-за рядов с одеждой выходит Гаврик в костюме знатного римлянина. В руке меч. Гаврик видит Алену, и лицо его вытягивается.

Алена стоит в платье, надевает шляпу. Платье очень идет Алене; даже выражение лица ее изменилось. Алена видит Гаврика в костюме и прыскает со смеху.

Гаврик. Тебе идет. Почему ты не носишь платья?

Алена. А ты почему меч не носишь?

Алена и Гаврик выходят из-за кулис на сцену.

Гаврик зажигает свечи.

Гаврик. Помнишь, я тебе рассказывал, что играл могильщика однажды? Так вот я тебе наврал. На сцену вышел – ноги деревянные… и руки тоже… (Машет мечом.) В общем, режиссер сказал, что я смогу сыграть только одну роль – трупа.

Гаврик делает себе «харакири», падает на сцену, лежит неподвижно. Алена подходит, склоняется над ним. Гаврик неожиданно хватает Алену за ногу, и она падает на пол. Гаврик и Алена с визгом катаются по полу.

Где-то вдалеке хлопает дверь. Гаврик замирает.

Гаврик. Тсс… (Задувает свечи, и они с Аленой прячутся за декорацию.) Тут в театре привидение живет. Одного старого актера. Он умер прямо на сцене. (Пауза.) Сейчас он стоит вот за той дверью. (После паузы.) Страшно?

Алена. Опять врешь?

Гаврик. Нет. (Громко.) Приветствую вас, Иван Ильич!

В наступившей тишине слышатся звук легких шагов, покашливание и едва различимое: «И вас!»

Алена бледнеет и вцепляется рукой в руку Гаврика. Гаврик кладет свою руку на руку Алены.

Алена (после паузы). Он где?

Гаврик. Ушел. В гримерку свою.

Алена. Слава те… (Крестится.) Упокой, Господи, душу раба Твоего Ивана.

Гаврик обнимает Алену за талию.

Гаврик. Знаешь, а это ведь я череп взял. У реквизиторши.

Алена. Зачем?

Гаврик. Так… По приколу. Смешно было сначала… Все бегают, ищут череп…

Гаврик ведет Алену в танце. Они танцуют на сцене: начинают с вальса, заканчивают гопаком.

Алена и Гаврик, пританцовывая, идут по улице.

Гаврик. Может, мне на тебе жениться? Ты сможешь родить детей?

Алена останавливается.

Алена. Детей?

Гаврик. Ну да. Мальчика и девочку.

Алена (после паузы). Смогу. Я здоровая. Я пятерых смогу.

Гаврик. Значит, ты согласна? Замуж?

Алена медленно подходит к нему.

Гаврик. Я, конечно, хотел помоложе и постройнее. Ну да ладно. Давай поженимся.

Алена (после паузы). А давай.

Начинается дождь.

Алена и Гаврик сидят на пустой остановке, пьют пиво. Льет дождь.

Алена улыбается, поглядывая на Гаврика.

Гаврик. Что?

Алена. У тебя лысина отсвечивает.

Гаврик. Я в двадцать шесть полысел. За один год сразу.

Алена. Не в волосах счастье. (Проводит пальцем по его лысине.) Знаешь, я тоже не люблю тишину. Просто ненавижу. (После паузы.) Мне никто еще не предлагал замуж. Так, переспать – пожалуйста, а замуж – никто. (После паузы.) Свадьбу сыграем или просто распишемся?

Гаврик. А ты как хочешь?

Алена. Мне все равно. Я детей хочу. Девочку и мальчика.

Гаврик. Нет. Мальчика и девочку.

Алена. Ну, это как получится.

Гаврик. Замерзла?

Гаврик осторожно обнимает Алену. Сидят так некоторое время.

Гаврик. Давай свадьбу. Ты в платье такая красивая.

Алена. Давай. Пойдем домой. Не лето.

Алена и Гаврик лежат в постели.

Гаврик (после паузы). У тебя много мужчин было?

Алена. Зачем тебе знать? Что было – то прошло.

Гаврик. Значит, много.

Алена. Давай спать. Мне завтра вставать рано.

Алена отворачивается к стенке и засыпает.

Гаврик смотрит на спящую Алену, вылезает из кровати, идет к двери.

Гаврик ложится в свою кровать, лежит с открытыми глазами, смотрит на висящий на окне улыбающийся смайлик. Встает, переворачивает смайлик другой стороной. На другой стороне печальный смайлик.

Алена в приоткрытую дверь смотрит на спящего Гаврика. Прикрывает дверь.

У ларька стоит покупатель – мужчина под сорок.

Алена печет блины, кашляет. Настя наливает чай, ставит на прилавок.

Покупатель. С лимоном.

Настя достает из чашки ломтик лимона.

Алена. Он мне вчера предложение сделал.

Настя. Кто?

Алена. Гаврик.

Лимон падает из руки Насти в стакан, половина кипятка проливается.

Настя. Обалдеть… А ты говорила – маньяк.

Алена. Это ты говорила.

Настя. Я говорила, что он женщину ищет. Ну, кто прав оказался? И что, прямо в любви признался?

Покупатель. Послушайте, может, вы обсудите свои проблемы после работы?

Настя (покупателю). Это у вас проблемы, а у нас их решение. (Алене.) Ну супер. Я же тебе говорила, что еще встретишь молодого и с квартирой, а ты – старик, старик…

Настя бросает на прилавок тарелку с блином, которую подала Алена. Проливается еще часть кипятка.

Настя. И что: просто распишетесь или свадьба будет?

Алена. Свадьба, говорит…

Покупатель. Это что, стакан чая?

Настя. А что, по-вашему?

Покупатель. А по-моему, половина. Долейте кипятку.

Настя, просверлив покупателя недобрым взглядом, доливает в стакан кипяток и ставит на прилавок. Часть воды снова расплескивается.

Покупатель. Доливайте.

Настя берет другой стакан, наливает кипяток и доливает стакан покупателя доверху – так, что вода едва не льется через край.

Настя. Хватит?

Покупатель пытается взять стакан – вода льется.

Настя. Ну народ… Весь прилавок мне залил.

Покупатель. У вас кипяток слишком горячий.

Настя (Алене). Нет, ну ты слышала? Кипяток ему горячий.

Алена кашляет. Настя наливает и подает Алене двойной стакан с чаем и лимоном.

Настя. На, выпей. Меда кинь. (Покупателю.) Ну что вы стоите? Забирайте свой чай.

Покупатель. Я не могу его взять, он горячий.

Настя. И что, будете стоять, пока не остынет?

Покупатель. Буду.

Настя. Обалдеть. Танки, а не люди.

Покупатель. Девушка, у вас глаза красивые. Если бы вы были немая, я бы в вас влюбился.

Временно потерявшая дар речи Настя смотрит на покупателя, хлопает ресницами.

Алена смеется и кашляет.

Алена. Я выбегу на полчаса, а то у меня что-то крыша едет. Температура, похоже.

Настя молча кивает, подает покупателю второй – пустой – стакан.

Алена в торговом центре разглядывает свадебные платья. Продавщица смот­рит на нее.

Продавщица. Себе? На вас только два. (Вытаскивает пару пышных платьев.) Мерить будете?

Алена. Куда мне такое? Не восемнадцать лет.

Продавщица. Вечернее тогда посмотрите. Есть у меня вариант.

Вытаскивает красивое серебристое платье. У Алены загораются глаза.

Алена сидит на кровати, кашляет. Ноги в тазике с горчицей. На столике лекарства. Напротив сидит Гаврик. В руках у Алены и Гаврика листы бумаги и ручки, они играют в морской бой.

Алена (сипит). Один дэ.

Гаврик. Ранен.

Алена. Один е.

Гаврик. Убит.

Алена сморкается. Гаврик смотрит на нее.

Гаврик. Ты ужасно выглядишь.

Алена. Красиво не болеют.

Алена вытаскивает красные ноги из тазика, вытирает полотенцем.

Гаврик. Давай в шашки поиграем.

Алена. Лучше в карты.

Гаврик. Тогда в нарды.

Они играют в нарды.

Гаврик. Я выиграл.

Алена. Дурацкая игра. Рулетка какая-то.

Гаврик. Это ты так говоришь, потому что проиграла.

Алена. Дай мне воды, я таблетку выпью.

Гаврик. Не пей. Я однажды чуть не умер после таблетки. Аллергия. Лечиться надо прекрасным. Вот на картину смотреть, например, музыку слушать. Помогает.

Алена. Ха-ха…

Гаврик. А ты попробуй.

Играет музыка.

Алена, укрывшись одеялом, сидит на кровати, смотрит на стоящую перед ней репродукцию, которую держит на коленях Гаврик. Глаза его закрыты, он слушает музыку.

Алена переводит взгляд с картины на Гаврика. Взгляд скользит по ногам Гаврика и останавливается на его голых ступнях, которыми он постукивает по полу.

Алена тихонько ложится, закрывает глаза, дремлет.

Музыка заканчивается. Гаврик открывает глаза, видит спящую посапывающую Алену. Гаврик подходит к ней, замахивается репродукцией. Репродукция зависает в сантиметре от лица Алены.

Алена на кухне лепит котлеты, покашливает. Кладет котлеты на шипящую сковородку.

Заходит только что проснувшийся Гаврик.

Гаврик. Доброе утро.

Алена. Садись, чайник только вскипел.

Гаврик. Почему ты мне не говоришь «с добрым утром»?

Алена. Не люблю дежурные фразы. К тому же на улице дождь – ничего доброго.

Гаврик. Ты странная.

Алена. А ты нет.

Гаврик. Я хочу, чтобы мои дети говорили мне «с добрым утром».

Алена. Хочешь – значит, будут.

Гаврик садится за стол, Алена ставит перед ним тарелку с котлетами.

Гаврик. Я не ем котлеты по утрам.

Алена. Уже двенадцать почти.

Гаврик смотрит на аппетитную котлетку.

Гаврик. Ну ладно.

Натыкает котлету вилкой, ест. Алена ухмыляется.

Гаврик. Давай я тебя компьютеру научу. Окончишь бухгалтерские курсы, будешь работать в офисе.

Алена. Я считать не умею.

Гаврик. Совсем?

Алена. Ага. И писать тоже.

Гаврик. Шутишь?

Алена молча укладывает в сковородку котлеты.

Алена. Ты-то что, такой умный, в театре своем декорации таскаешь? Шел бы в офис, на компьютер.

Гаврик. Мне в театре интересно.

Алена. А мне блины печь нравится. (После паузы.) Заявление когда подавать пойдем?

Гаврик. Когда хочешь.

Алена. В следующую среду. Загс работает, и я выходная.

Гаврик. Ладно.

Алена садится рядом, смотрит на Гаврика.

Гаврик. Не смотри на меня, а то я подавлюсь.

Алена продолжает смотреть. Гаврик давится, кашляет. Алена хлопает его по спине.

Гаврик встает.

Гаврик. Спасибо. Я пойду. Надо еще дисков по дороге купить. И журналов, а то в метро читать нечего.

Одетый Гаврик стоит у двери. Рядом Алена. Они неловко чмокают друг друга. Гаврик выходит.

Алена закрывает дверь и кусает губы.

Алена смотрится в зеркало, взлохмачивает волосы.

Алена сидит в кресле, смотрит в зеркало. Парикмахерша крутит ее волосы туда-сюда.

Алена. Ну, в общем, другое что-нибудь. Совсем.

Алена идет по улице, на голове капюшон.

Мимо проезжает свадебная машина. Алена провожает ее взглядом.

Гаврик раздевается в прихожей. Заглядывает на кухню – никого. Он стучит в комнату Алены. Не дождавшись ответа, толкает дверь. Лицо его вытягивается.

Алена сидит на кровати. У нее другая стрижка, макияж, на ней серебрис­тое вечернее платье.

Алена встает. Чувствует себя явно неловко.

Алена. Ну как?

Гаврик молчит.

Алена. Не нравится? Я на свадьбу взяла.

Гаврик. Нравится.

По лицу Гаврика пробегает страдальческая гримаса. Он выходит из комнаты.

На лице Алены растерянность и недоумение.

Гаврик сидит в полутемной кухне. Включается свет. В дверях стоит Алена, вопросительно смотрит на него.

Гаврик. Ты ведь меня не любишь.

Пауза.

Алена. Значит, замуж по приколу звал?

Гаврик (после паузы). Когда я стану стариком, я не буду брать квартирантку.

Алена. Не будешь. (Берет с плиты сковороду.) Потому что я убью тебя сейчас, ур-род… Да за что мне тебя любить? За то, что черепа воруешь да за голой бабой подглядываешь?

Гаврик. Любят не за что-то. Любят просто так. Как та девочка.

Алена приближается к Гаврику.

Алена. Да девочка эта с тобой в маму с папой играла, понял? Не любил тебя никто никогда. И забудь про свою Мальвину, Пьеро недоделанный…

Гаврик бледнеет.

Гаврик. Приземленная, примитивная блинопекша. Убийца стариков. И ты думала, я на такой женюсь? И у меня с тобой будут дети? Мальчик и девочка?.. Ха-ха-ха…

Алена дает смеющемуся Гарику пощечину – так, что он отлетает к шкафу, ударяется о него затылком и оседает на пол.

Гаврик истерически смеется, лежа на полу.

Алена. Ненавижу тебя… Ненавижу…

Рука Алены со сковородкой взлетает и опускается много раз. На стены летят красные брызги.

Рыдающая Алена бросает свои вещи в сумку, натягивает на платье куртку, надевает на босые ноги туфли и уходит из квартиры.

Дождь. Алена идет по пустынной улице, волоча за собой сумку на одной ручке, и плачет. Доходит до остановки, прячется под крышей от дождя.

Скрючившийся на полу Гаврик шевелится, садится. На полу красная лужа – это вытекает из пакета с раздавленными помидорами сок.

Гаврик поднимается, проходит по квартире, заводит будильник, включает телевизор, компьютер, радио. Подходит к кровати Алены, берет в руки забытую Аленой подушку. Садится, утыкается в подушку головой.

Алена плачет, сидя на лавочке. Дождь усиливается.

Алена подает готовый блин Насте. Бросает рассеянный взгляд в окно и видит Гаврика, который стоит неподалеку от ларька у тумбы с афишами и смотрит на Алену.

Тесто из поварешки льется на круг для выпекания блинов и превращается в лепешку.

Настя. Ты чего?

Настя переводит взгляд и видит стоящего Гаврика.

Алена. Это он.

Настя. Да ты что? (Вглядывается.) А чего это он тут выставился? Может, прощенья просить пришел?

Алена молча отскребает лепешку от круга.

Настя. Ну пусть только подойдет – я ему слабительного в чай насыплю. Живо ветром сдует.

Словно услышав Настю, Гаврик отходит от тумбы, смешивается с толпой и исчезает из поля зрения.

В конце рабочего дня Настя и Алена закрывают ларек.

Настя и Алена идут по улице. За ними, чуть поодаль, идет Гаврик.

Настя и Алена прощаются, расходятся. Гаврик идет за Аленой.

Алена садится в троллейбус.

Гаврик ловит машину и едет за троллейбусом.

Алена выходит из троллейбуса.

Гаврик выходит из машины и идет за Аленой.

Алена заходит в подъезд. Гаврик подбегает к подъезду, дергает дверь – закрыто. На лице Гаврика досада.

Гаврик смотрит на освещенные окна подъезда и видит, как Алена поднимается на третий этаж.

К подъезду подходит жилец, открывает дверь. Гаврик проскальзывает следом.

Старик лежит на диване. Алена делает ему массаж спины. Старик постанывает.

Старик. Да-да, вот здесь посильнее. Так тянет. О-о-о…

Алена надавливает на спину старика. Раздается хруст.

Старик. Поаккуратней там. Силы у тебя, как у мужика хорошего.

Алена. Не бойтесь, не поломаю.

Алена накрывает спину старика полотенцем. Берет шприц, ставит укол.

Старик. А на уколы рука легкая.

Укрытый пледом старик лежит на диване. Алена вслух читает ему журнал.

Алена. «В Ростове прошла выставка картин из колбасы. Мясные полотна «Джоконды», «Девочки на шаре», «Подсолнухов» и других шедевров располагались рядом с репродукциями оригиналов. Возле каждой картины был установлен дегустационный столик с набором колбас, из которых делали картины. На создание каждой пошло около семи килограммов мясных и колбасных изделий».

Старик. Ну ты подумай, что делается… Джоконда в колбасе…

Алена зевает.

Алена (продолжает читать). «Два больших любителя фастфуда отпраздновали свадьбу с двадцатикилограммовым чизбургером вместо торта. Чизбургер делали целый день. Пятикилограммовую булочку диаметром в полметра пришлось разрезать пилой. На чизбургер пошло двенадцать головок кочанного салата, двенадцать луковиц, тридцать помидоров, сорок восемь кусочков соленых огурцов, два килограмма сыра, литр кетчупа и литр майонеза».

Старик. Ну ты подумай…

Алена снова зевает.

Алена. Дальше читать?

Старик. Есть захотелось, а куда уже – ночь... Ты всегда что-то не то читаешь.

Алена. Ваш журнал, сами дали.

Старик. Ладно, иди спать. Курицу мне завтра свари. И салат из свеклы сделай.

Алена встает.

Старик. Да, и компот тоже. И чтоб абрикосов побольше, а не яблок.

Алена уходит в свою комнату.

Старик, кряхтя, встает, делает махи руками и ногами, приседает. Потом идет на кухню.

На столе стоит тарелка, прикрытая другой тарелкой. Старик поднимает тарелку – там блины. Он закрывает тарелку. Открывает холодильник, берет пакет кефира. Пьет кефир из стакана. Смотрит на тарелку. Снова поднимает верхнюю тарелку, вздыхает, берет блин и ест.

Утро. Гаврик сидит на площадке четвертого этажа, дремлет.

Открывается дверь на третьем этаже. Гаврик видит, как из квартиры выходит Алена и спускается по лестнице.

Выждав немного, Гаврик звонит в дверь квартиры.

Старик (за дверью). Кто там?

Гаврик. Скажите, у вас живет Алена?

Дверь открывается.

Старик. Ну живет. А что? Она родственница моя.

Гаврик. Квартиру на нее завещать хотите?

Старик. Тебе какая разница? Из милиции, что ли?

Гаврик. Нет. Я просто вас предупредить хочу. Эта Алена… она убить вас собирается.

На лице старика изумление, смешанное с ужасом.

Алена идет к подъезду. В руках тяжелые пакеты с продуктами.

Алена подходит к квартире, вставляет ключ в замок. Ключ не поворачивается. Алена звонит в дверь.

Дверь открывается. На пороге старик, лицо у него мрачное.

Алена. Ходили куда? Чего дверь закрыли-то?

Старик выставляет сумку Алены.

Алена. Не поняла.

Старик. Да все ты поняла. В могилу загнать меня хочешь? Блинами своими…

Алена стоит окаменевшая.

Старик. Ну давай пакеты-то.

Забирает у Алены пакеты.

Старик. Хорошо, мир не без добрых людей… Ключи давай.

Алена приходит в себя.

Алена. Это кто вам про меня наплел?

Старик. Может, и наплел. Только как я проверю?

Забирает у Алены ключи.

Старик (закрывая дверь). Знакомый твой приходил. Все мне про тебя рассказал.

Дверь захлопывается. Алена звонит в дверь.

Старик (за дверью). Уходи. А то милицию вызову.

Постояв немного, Алена берет сумку и спускается по лестнице.

Алена и Настя сидят за столом в комнате общежития, пьют рябиновую настойку. У Алены опухшее от слез лицо.

Настя. Да ладно, не переживай так. Еще кого-нибудь найдешь. Ты бы лучше старичка помоложе да поздоровее поискала. Некоторые, знаешь, еще так… ух!.. Ничего, в общем…

Настя подливает Алене еще в рюмку. Алена выпивает.

Алена. Уволюсь я.

Настя. Ты что?

Алена. Он от меня не отстанет. (Пауза.) Может, в другом районе не найдет. Не будет же он, в самом деле, все ларьки обходить. А найдет – убью.

Алена встает, бросает на пол ватное одеяло, подушку, ложится и засыпает.

Настя вздыхает, затыкает недопитую бутылку пробкой, убирает в шкаф, собирает посуду.

В ларьке печет блины другая девушка. Продает Настя.

Настя видит стоящего неподалеку от ларька Гаврика. Тот смотрит на Настю.

Через некоторое время Гаврик подходит к ларьку, молча смотрит на Настю.

Настя. Заказывайте.

Гаврик. А Алена где?

Настя. Уволилась и уехала.

На лице Гаврика растерянность.

Гаврик. Куда?

Настя. На родину.

Гаврик. Совсем?

Настя. Совсем.

Гаврик стоит в растерянности.

Настя. Ну что, заказывать будем?

Гаврик отходит от ларька.

Алена печет пончики на новом месте работы. На табуретке лежит газета объявлений. Звонит телефон. Алена торопливо вытирает руки и хватает трубку.

Алена. Да. Да, ищу. Я все могу. И в вену тоже. А сколько вам лет? Только я без интима. Зайду. Говорите адрес. Алена торопливо записывает адрес на полях газеты.

Алена снимает куртку.

Павел Григорьевич, седой худощавый старик, закрывает дверь, опираясь на палку, проходит в комнату. Алена идет за ним.

Павел Григорьевич.  Я не хожу почти… Варикоз, ревматизм… Дав­ление.

Алена. Ничего.

Павел Григорьевич.  У меня комнатка вторая совсем маленькая… Если вас устроит.

Алена. Устроит.

Григорьевич.  ПавелЧаю хотите?

Алена. Можно.

Павел Григорьевич и Алена пьют чай на кухне.

Павел Григорьевич.  Я химик. В научном институте работал, потом преподавал. А вы кто по профессии будете?

Алена. Да я много чем занималась. В библиотечном год отучилась, бросила, когда мама заболела. Санитаркой в больнице работала, там и уколы научилась делать. Потом пищевой техникум заочно окончила, на хлебокомбинате работала… Блинопекша я теперь. Вернее, пончикопекша.

Павел Григорьевич.  А почему не замужем?

Алена. А это вы там потом узнайте, ладно?

Алена поднимает взгляд вверх.

 

Павел Григорьевич (после паузы). Думаете, там что-то есть?

 

Алена. Конечно. А то с кем же я разбираться буду?

Павел Григорьевич веселеет.

Павел Григорьевич. Ну что, подхожу я вам?

Алена. Обычно я этот вопрос задаю.

Павел Григорьевич.  Вы мне подходите. Но быстро умереть не обещаю.

Алена. И не надо.

Гаврик идет по улице. Под ногами скрипит первый снег. Гаврик подходит к ларькам, в которых продают блины, смотрит на женщин за стеклом.

Гаврик смотрит на компьютере фотографии с Аленой.

Гаврик сидит с газетой в руках, смотрит объявления о поиске помощницы по хозяйству. Несколько объявлений перечеркнуты. Гаврик набирает номер.

Гаврик. Вы помощницу уже нашли? А ее не Аленой зовут? (Пере­черкивает объявление и набирает другой номер.) Здравствуйте. Вы помощницу по хозяйству нашли? У меня сестра ушла из дома, Аленой ее зовут. Она может устроиться помощницей. Большая просьба: позвоните мне, если она появится. Только ей ничего не говорите. (Ставит возле объявления вопросительный знак и набирает другой номер.) Вы помощницу уже нашли? А ее не Аленой зовут?..

На улице идет снег. Алена печет пончики.

Мимо ларька идет Гаврик. Он бросает рассеянный взгляд на ларек, делает по инерции шаг вперед и замирает.

Гаврик подходит к ларьку, смотрит на Алену, спрятавшись за спинами покупателей.

Алена замечает Гаврика, меняется в лице. Они смотрят друг на друга. Алена машинально закрывает окошко. Следующий покупатель стучит в окошко. Алена открывает.

Алена. Закрыто, не стойте.

Алена закрывает окошко, опускает занавеску.

покупатель.  СледующийКак это закрыто? Предупреждать надо было! (Стучит в окно.) Ну что за обслуживание?..

В досаде стукнув кулаком по прилавку, уходит.

Алена в щелку наблюдает за Гавриком. Тот радостно улыбается. Смотрит на табличку, на которой написаны часы работы. Постояв немного, уходит.

На лице Алены смятение. Она бросает на стол кусок теста и с яростью отрубает от него кусок.

Алена отходит от ларька «Пончики», оглядывается по сторонам. Идет дальше. Идет по улице. Останавливается, резко оглядывается. Сзади идут несколько человек. Гаврика среди них не видно. Алена продолжает путь.

Она сворачивает в арку и стоит в ней. В арку торопливо сворачивает Гаврик и натыкается на Алену. Она хватает его за куртку и бросает к стене.

Алена. Опять следишь за мной, гад?

Гаврик. Мне сказали, что ты уехала.

Алена. Отстань от меня, червяк лысый. Если ты еще раз влезешь в мою жизнь, я тебя прихлопну, понял?

Гаврик. Другого старика нашла?

Алена. Не твое дело.

Гаврик. Мое.

Алена. Значит, не дашь мне жить спокойно?

Алена молча сжимает кулаки и разжимает.

Гаврик. Не дам.

Алена замахивается, Гаврик смотрит на нее. Кулак Алены зависает у его носа.

Гаврик. Ты подушку у меня забыла.

Алена. Я тебе ее дарю. Может, другой дуре пригодится.

Алена выходит из арки и идет по улице. Гаврик догоняет ее.

Гаврик. Не пригодится. Пойдем, заберешь.

Алена. Выброси. (Ловит машину.) И даже не думай за мной ехать. Я тебя спиной чую.

Машина с Аленой уезжает, Гаврик остается стоять у обочины.

Гаврик в гримерной театра. Надевает парик, прикрепляет усы. Надевает очки, черное пальто, шляпу. Берет трость.

Алена закрывает ларек, идет по улице. За Аленой идет переодетый Гаврик. Алена резко оглядывается. Гаврик на мгновение тормозит, но, спохватившись, идет вперед. Алена продолжает путь.

Алена выходит из двери квартиры Павла Григорьевича, закрывает дверь.

Гаврик с верхней площадки смотрит, как Алена спускается по лестнице. Когда звук шагов затихает, Гаврик подходит к квартире, звонит в дверь.

Алена выходит из подъезда. Моросит дождь. Она поднимает ладонь, и на нее падают капли. Алена смотрит в серое небо. Возвращается в подъезд.

Алена заходит в прихожую, берет зонтик, идет к двери и останавливается, ­услышав голос Гаврика.

Гаврик. Она хочет вас убить.

Алена заходит в комнату.

Павел Григорьевич сидит в кресле. Гаврик в парике стоит перед ним.

Гаврик. Вы должны ее немедленно выгнать.

На лице Алены проносится буря эмоций.

Павел Григорьевич видит Алену. Гаврик оборачивается, на его лице смятение.

Алена (Павлу Григорьевичу). Не слушайте его, Павел Григорьевич. Он просто псих. Ненавидит меня, следит… Он все придумал.

Гаврик. Ты сама говорила, что хочешь убить старика сексом.

Алена. Это шутка была.

Гаврик (Павлу Григорьевичу). Ей квартира нужна, прописка, гражданство. (Алене.) Так ведь?

Алена. А я это и не скрываю. (Подходит к Гаврику, смотрит на него, дотрагивается пальцем до усов.) Так это ты за мной вчера шел. А я, дура, не догадалась. Не идут тебе усы. (Срывает усы с Гаврика. Засовывает ему в карман.) Верни, а то опять реквизиторше влетит. (Павлу Григорьевичу.) Ну что, я пошла сумку собирать?

Григорьевич.  ПавелТы, кажется, в магазин собиралась. Вот и иди.

Гаврик. Вы что, оставите ее?..

Григорьевич.  ПавелКонечно. Умереть от секса… хы-хы… я бы не прочь…

Гаврик растерянно смотрит на смеющегося Павла Григорьевича. Пере­водит взгляд на торжествующее лицо Алены и уходит.

Гаврик идет по улице под дождем без шляпы. С парика течет вода. С другой стороны улицы на Гаврика смотрит Алена, стоящая под зонтиком.

Включены телевизор, радио. Гаврик лежит на кровати, смотрит в потолок. Раздается звонок. Гаврик открывает дверь. На пороге стоит диковато одетая девушка с ярким макияжем и креативной стрижкой. Волосы окрашены в несколько цветов, включая розовый, на лице и животе пирсинг. Длинные ногти выкрашены в зеленый цвет. Изумление на лице Гаврика сменяется улыбкой.

Гаврик показывает комнату. Девушка оглядывается.

Девушка. И чё ты эту рухлядь не выкинешь?

Гаврик. Да я, в общем-то, думал… Это мамино.

Девушка. Все на помойку. И купить большую кровать. (Плюхается на кровать, прыгает на сетке.) Ну ты, надеюсь, продвинутый?

Гаврик улыбается.

Девушка. Я не хочу у всяких там бабок снимать. С их моралью тухлой: не кури, не бухай, мужиков не води.

Гаврик продолжает улыбаться.

Девушка. Короче, если у меня парень будет на ночь оставаться, ты же не будешь возражать?

Гаврик. Какой парень?

Девушка. А ты думал, я с тобой спать буду? Не, я могу, конечно. Раз в неделю.

Улыбка сползает с лица Гаврика.

Девушка. Только тогда комната бесплатно, идет? Ну и убирать сам будешь – не люблю я это дело. Ногти ломать… (Сильно прыгает, ойкает.) Ой, жопу отбила. Ну так как, договорились?

Гаврик показывает комнату Лене, худощавой женщине под сорок.

Гаврик. Вот эта комната.

Лена. А что, вполне. Меня, кстати, Лена зовут.

Гаврик. Алена?

Лена. Лена.

Она улыбается Гаврику. Тот кисло улыбается в ответ.

Гаврик и Лена ужинают на кухне. Гаврик ест сосиски. Лена ест зеленый салат.

Лена. Вообще-то я после шести совсем не ем. Чуть распустишься – тут же килограммы лишние появляются. А одинокой женщине за тридцать запускать себя нельзя. Мужчинам ведь нравятся стройные и ухоженные.

Гаврик. А мне толстые нравятся.

Лена (после паузы). Ну, я вообще-то легко поправляюсь.

После паузы она берет кусок батона, намазывает на него толстый слой масла и ест.

Лена лежит в ванне с пеной. Дверь ванной приоткрыта. Гаврик проходит мимо, останавливается, смотрит. Лена замечает Гаврика, улыбается. Гаврик уходит.

Гаврик и Лена на диване смотрят телевизор. Лена в коротком халатике, застегнутом на пару пуговиц. Голые тощие ноги в тапочках с пампушками. Лена придвигается ближе. Гаврик чуть отстраняется. Лена снова придвигается. Гаврик упирается в ручки дивана. Лена обнимает его за плечи. Рука ее скользит по трико Гаврика. Гаврик останавливает руку Лены.

Гаврик. Я тебе нравлюсь?

Лена. Конечно. Иначе я бы не осталась.

Гаврик. А почему?

Лена. Ну… ты симпатичный… и прикольный…

Она пытается снять с Гаврика футболку. Гаврик отстраняет ее.

Гаврик. Не надо.

На лице Лены недоумение.

Гаврик. Я другую люблю.

Гаврик сидит на диване. Громко хлопает входная дверь. Гаврик ложится и натягивает на голову плед.

Гаврик сидит ночью за компьютером и соединяет в фотошопе фотографии Алены и свои. Получаются новые фотографии, на которых они вдвоем.

Алена бросает в пакет пончики, взвешивает их, посыпает сахарной пудрой.

Алена. Девяносто пять рублей.

Алена берет деньги, протягивает покупателю пакет. Покупатель отходит, и Алена замечает стоящего неподалеку Гаврика. Он смотрит на Алену. К ларьку подходит новый покупатель, перекрывает Гаврика. Алена выполняет заказ. Покупатель расплачивается и уходит. Гаврик стоит на том же месте.

Алена разделывает тесто, кладет пончики в масло. Смотрит в окно: Гаврика нет. Алена подходит к окну: ищет глазами Гаврика. Неожиданно тот появляется перед окошком. Алена отшатывается.

Гаврик. Четыре штуки.

Алена бросает в пакет пончики, взвешивает.

Алена. Пятьдесят шесть.

Гаврик кладет деньги, Алена протягивает ему пакет.

Гаврик. Как живешь?

Алена. Нормально.

Гаврик. А я тебе фотографии принес.

Гаврик вытаскивает из сумки фотографии, кладет на прилавок.

Алена. Не надо. Очередь не задерживай.

Гаврик оглядывается.

Гаврик. Так нет никого.

Алена. Все равно. Некогда мне с тобой болтать.

Гаврик отходит от ларька, садится на лавочку неподалеку.

Алена разделывает тесто. Смотрит в окно: лавочка пуста. Алена вытирает руки, берет фотографии, рассматривает их. На фотографиях Алена и Гаврик вдвоем. Алена рвет фотографии.

Гаврик сидит на остановке. К остановке подходит Алена, смотрит, не идет ли троллейбус. Гаврика не замечает. Гаврик встает, подходит к Алене.

Гаврик. Привет. (Пауза.) В общем… Живи у меня, а я тебе квартиру завещаю.

Алена с изумлением смотрит на Гаврика… и смеется.

Гаврик вытаскивает из сумки бумагу и подает Алене.

Гаврик. Вот, я уже все оформил.

Алена смотрит бумагу.

Алена (после паузы). Нет, ты точно псих.

Гаврик. Возвращайся. Пожалуйста. Я не могу без тебя.

Гаврик протягивает Алене ключи.

Алена. Не надо мне от тебя ничего.

Алена рвет бумагу, которую ей дал Гаврик. На мокрый асфальт падают клочки.

Гаврик. Я дверь закрывать не буду.

Алена (после паузы). Исчезни из моей жизни. Навсегда.

Она заскакивает в подошедший троллейбус.

Алена стоит у заднего окна отъезжающего троллейбуса и смотрит, как удаляется фигура Гаврика, застывшего на остановке.

Алена переворачивает шипящие в жиру пончики, подходит к окну. Смотрит на скамейку, на которой сидел Гаврик. Скамейка пуста.

К ларьку подходит покупатель, Алена обслуживает его. Подходит другой покупатель. Алена снова смотрит в окно. На скамейке сидит человек, но это не Гаврик.

Покупатель. Четыре.

Алена протягивает покупателю пакет с пончиками.

Покупатель. Я четыре просил. А тут сколько?

Алена вытаскивает из пакета шесть лишних пончиков.

Алена идет по улице. Останавливается, оглядывается. Гаврика не видно.

Алена подходит к остановке. Одновременно подъезжает троллейбус.

Троллейбус отъезжает. Алена сидит одна на остановке. Падает снег.

Павел Григорьевич сидит за столом. Перед ним стоит тарелка с супом. Алена сыплет с разделочной доски в тарелку зеленый лук. У Алены задумчиво-рассеянный вид.

Григорьевич.  ПавелТы мне только что насыпала.

Алена смотрит в тарелку, полную лука.

Алена. Да, точно. Я сейчас уберу.

Григорьевич.  ПавелНе надо. Сама садись.

Алена. Я не хочу.

Григорьевич.  ПавелЧто-то случилось?

Алена. Нет, ничего. Просто не хочу. Вы ешьте, я в магазин пойду. Приду, посуду помою.

Алена выходит из кухни. Павел Григорьевич некоторое время смотрит ей вслед и принимается за еду.

Алена подходит к служебному входу театра. Останавливается. Поколебавшись, заходит.

На вахте сидит вахтерша, читает книжку. Заходит Алена. Вахтерша вопросительно смотрит на нее.

Алена. А мне… Здесь Гаврик работает. Монтировщиком. Я к нему. Вернее, я только спросить хотела, он на работе или нет.

Вахтерша. Нет его. Третий день уж.

Алена. А почему?

Вахтерша. Может, заболел… А может, запил. У старшего их спросить надо. Только нет его пока.

Алена выходит из театра, идет по улице. Достает из сумки телефон, звонит.

В квартире закрыты шторы. На кровати под одеялом лежит Гаврик. Головы не видно. Из-под одеяла свисает неподвижная рука.

Долго звонит его мобильный телефон.

Алена вытаскивает сумку, бросает в нее свои вещи.

Короткий стук в дверь. В комнату заходит Павел Григорьевич, видит сумку с вещами.

Григорьевич.  ПавелКуда это ты?

Алена. Я же вам говорила: мне раз в три месяца границу пересекать надо, я ведь иностранка… Уезжаю, в общем.

Григорьевич.  ПавелКогда?

Алена. Завтра вечером.

Григорьевич.  ПавелА когда вернешься?

Алена. Через недельку.

Григорьевич.  ПавелНеделю?.. (После паузы.) Вот что… Давай распишемся. Фиктивный брак. Ну а если захочешь – настоящий будет.

Алена застегивает сумку.

Алена. Спасибо, Павел Григорьевич, только я… не могу.

Григорьевич.  ПавелРазве ты не этого хотела? Я от силы пару лет протяну, ты знаешь.

Алена. Я без любви не могу. Простите меня. Живите долго.

На лице Павла Григорьевича сожаление.

Алена смотрит на окна Гаврика, сворачивает во двор.

Во дворе у подъезда стоит машина «скорой помощи». Дверь подъезда открыта.

У машины стоят две женщины и бабка с собакой.

женщина.  ПерваяНу ты подумай, и ведь молодой совсем был.

собакой.  с БабкаА я день иду – Тошка к двери его рвется, лает, другой – опять… Думаю, что такое?..

женщина.  ВтораяНет, не понимаю: ну хоть кто-то за столько дней должен же был его хватиться…

Женщины и бабка смотрят на подошедшую Алену. У той в глазах тревога.

Алена. А что случилось?

Бабка. Так жилец повесился.

Алена меняется в лице, бросается в подъезд.

Алена бежит по лестнице вверх. Добегает до площадки, где находится квартира Гаврика. Тянется рукой к звонку, рука замирает над кнопкой. Алена нажимает на ручку двери, и дверь открывается. Алена проходит в квартиру.

В квартире темно. Алена включает свет по ходу движения. Всюду пыль. Слышно, как капает вода из крана в раковину. Алена замирает у двери комнаты Гаврика, потом тихонько открывает ее.

В комнате полумрак, шторы задернуты. На диване под одеялом видны очертания Гаврика.

Алена. Гаврик… (Тишина в ответ.) Гаврик!

Нет ответа. Алена медленно идет к кровати.

Одеяло начинает шевелиться. Из-под него появляется бледный и похудевший Гаврик со щетиной на лице. Алена останавливается. Гаврик смотрит на Алену.

Гаврик. Пришла…

Алена (после паузы, выдохнув). А ты чего днем спишь?

Она подходит к окну, раздергивает шторы. Комнату заполняет дневной свет. На окне висит смайлик – печальный. Алена переворачивает его на другую, улыбающуюся, сторону.

Алена. И что ты опять весь грязью порос? Не квартира, а просто хлев какой-то.

Гаврик улыбается.

Алена. Давай вставай. Воду неси и тряпки.

Гаврик встает, делает шаг. Ноги его не держат, он покачивается и по всему видно, что сейчас упадет. Алена подхватывает его, но не может удержать, и они оба падают на пол. Валятся с грохотом задетые в падении вещи – кружка с засохшим пакетом чая, пивные бутылки, будильник, телефон, диски, настольная лампа и прочее. Падает этажерка с книгами и мелочью.

Алена и Гаврик лежат на полу.

Алена. Ты когда последний раз ел?

Гаврик. Не помню.

Алена садится, Гаврик тоже, с трудом.

Алена. А если бы я не пришла?

Гаврик обнимает Алену.

Алена. И что, дверь все время так и была открыта?

Гаврик кивает.

Алена. А если б зашел кто? Воры?

Гаврик. Самая большая ценность в этой квартире – это я. А я никому не нужен.

Алена обнимает его.

Гаврик. Я тебе сказать хотел… Это ведь я тогда, перед прогулкой, позвонил по твоим адресам в газете и сказал… ну в общем… Я хотел, чтоб ты со мной пошла. Ты простишь меня?

Алена. Ну какой же ты все-таки гад… (После паузы.) Да я сразу догадалась.

Гаврик. А почему пошла?

Алена. Потому. Ну давай вставай…

Алена поднимается и помогает подняться Гаврику.

 

На титрах:

Гаврик жадно ест борщ. Алена забирает пустую тарелку и ставит перед ним котлеты, Гаврик ест. Алена ставит голубцы, Гаврик ест.

Гаврику плохо, его тошнит.

Алена и Гаврик, обнявшись, падают на кровать. Кровать разваливается.

Алена и Гаврик падают на новую большую кровать. Гаврик бьется головой о тумбочку.

Алена рыдает. Подходит Гаврик, испуганно интересуется, в чем дело. Алена показывает ему тест на беременность. На нем две полоски. Алена смеется сквозь слезы.

Гаврик катит детский трехколесный велосипед, на нем сидит мальчик.

Рядом Алена катит другой велосипед. На нем девочка.

 


 

Ольга Строкан – писатель, сценарист, пишущая под псевдонимом Альжбета Горицвет. Окончила Омский государственный университет, Независимую школу кино и ТВ (Москва). Автор сценариев фильмов «Счастье мое» (2007, режиссер С.Титаренко), «Ночь закрытых дверей» (2008, режиссер Ю.Кузьменко), «Повезет в любви» (2012, режиссер Ольга Доброва-Куликова), сериалов «Белая ворона» (2011), «Самозванка» (2012), «Молодожены» (2012) и других. Автор романов «Симулякр» (2005), «Чертово ребро» (2007).

Kinoart Weekly. Выпуск 53

Блоги

Kinoart Weekly. Выпуск 53

Наталья Серебрякова

Наталья Серебрякова о 10 событиях минувшей недели: посмертный фильм Оливейры; «Любовь и дружба» Стиллмана; сиквел Buena Vista Social Club; сын Ридли Скотта снимет фильм о генной инженерии; 20 лет «Ненависти»; Дюжарден в фильме Лелуша; Вальц сыграет ловеласа-убийцу; Винченцо Натали по Стивену Кингу; Хансен-Лав о кризисе брака; трейлер Magic Mike XXL.  

Экзамен. «Моего брата зовут Роберт, и он идиот», режиссер Филип Грёнинг

№3/4

Экзамен. «Моего брата зовут Роберт, и он идиот», режиссер Филип Грёнинг

Антон Долин

В связи с показом 14 ноября в Москве картины Филипа Грёнинга «Моего брата зовут Роберт, и он идиот» публикуем статью Антона Долина из 3-4 номера журнала «Искусство кино».


Warning: imagejpeg() [function.imagejpeg]: gd-jpeg: JPEG library reports unrecoverable error: in /home/user2805/public_html/modules/mod_news_pro_gk4/gk_classes/gk.thumbs.php on line 390
Памяти Алексея Германа

Новости

Памяти Алексея Германа

22.02.2013

21 февраля 2013 года в Санкт-Петербурге после тяжелой болезни на 75-м году жизни скончался режиссер, сценарист, драматург, актер Алексей Юрьевич Герман. Все, кто делает журнал «Искусство кино», пишет для него, и, уверены, читает его, восприняли эту смерть как тяжелую личную утрату. Вероятно, это прозвучит пафосно, но уход великого мастера и бескомпромиссного гражданина означает подлинную трагедию для всей отечественной культуры, искусства и общественной жизни.